Стили производственной деятельности

Наиболее подробно эти стили деятельности изучены в лаборато­рии В. С. Мерлина, первыми работами по этой проблеме были исследования Е. А. Кли­мова (1958, 1960), завершившиеся монографией (1969). Им было показано, что инерт­ные ткачихи-многостаночницы наиболее часто проводят профилактические работы, тогда как ткачихи с подвижностью нервных процессов в тех же условиях наиболее часто осуществляют срочные работы. Таким образом, у первых подготовительная работа занимает значительно большее место, чем у вторых.

Это данные послужили поводом для проведения целой серии аналогичных иссле­дований и позволили выделить два стиля деятельности по соотношению ориенти­ровочных и исполнительных операций.

Л. А. Копытова (1964) изучила стили деятельности у токарей-наладчиков. Те, у кого была слабая нервная система, стремились в наибольшей степени использовать спокойную ситуацию, когда все станки работают, для профилактических и конт­рольных действий. Поэтому количество этих действий у них больше, чем у токарей с сильной нервной системой. Тщательными и заблаговременными контрольными, ди­агностическими и профилактическими действиями эти рабочие компенсируют недостаточную возбудимость внимания при простое станков, когда они замечают это не­достаточно быстро. Наладку станков они вели более длительно и тщательно, что ав­тор связывает с их большей тревожностью и большей устойчивостью внимания. Они реже отходят от станков даже при их бесперебойной работе,

Рабочие с сильной нервной системой чаше отходят от станков, так как они менее тревожны. Изменения в работе легко привлекают их внимание. Они быстрее замеча­ют простой оборудования, быстрее на него реагируют.

В зависимости от соотношения ориентировочных и исполнительных операций находится различное соотношение контрольных и собственно рабочих операций. Чем больше ориентировочных действий выполняется до начала работы, тем больше кон­тролирующих операций выполняется во время работы. Это было выявлено М. Г. Субханкуловым (1964) у учащихся-токарей, имеющих инертность нервных процессов.

Таким образом, можно констатировать, что первый стиль деятельности (тщатель­ное продумывание и подготовка к деятельности) связан со слабой нервной системой и инертностью нервных процессов, а второй стиль деятельности — с сильной нервной системой и подвижностью нервных процессов.

Имеются данные (К. М. Гуревич, 1974; Р. В. Шрейдер, В. Д. Шадриков, 1976), что лицам с преобладанием возбуждения характерна торопливость, преждевременность действий. Можно полагать в связи с этим, что второй стиль деятельности может быть связан и с этой, третьей типологической характеристикой, тем более если учесть, что решительность в большей мере проявляется у лиц с преобладанием возбуждения и подвижностью нервных процессов (И. П. Петяйкин).

К этому циклу работ можно отнести и исследование А. К. Гордеевой и В. С. Клягина (1977) о проявлении силы нервной системы в деятельности водителей автобуса. Авторы объясняют меньшую аварийность водителей, имеющих слабую нервную сис­тему стилевыми особенностями их деятельности: тщательным планированием и орга­низацией работы, более качественным учетом возможных программ реализации на­меченного плана, сочетающимся со значительной углубленностью анализа своих по­ступков. Значительная часть времени у таких водителей уходит на «проживание, просматривание и проигрывание» возможных дорожных ситуаций, которая не пре­кращается и во время вождения автомобиля. Водители с сильной нервной системой пользуются этим приемом реже. Таким образом, слабая нервная система обеспечива­ет более высокий уровень прогнозирования.

М. Р. Щукин (1977), изучая деятельность токарей и паяльщиков, выявил, что лица с подвижностью нервных процессов проявляют торопливость, а лица с инертностью нервных процессов — чрезмерную медлительность, обилие повторных движений.

Детальное исследование стиля деятельности токарей, различающихся по силе нерв­ной системы, провел И. Данч (1974). При планировании операций лица с сильной нервной системой были более активны, выделяли больше операций, зато у лиц со сла­бой нервной системой было больше запланировано мер безопасности. У первых при выполнении простой, знакомой работы было больше ручных подач и смен скоростей, у вторых — количество замеров и машинных подач. Допуски «слабых» близки к точ­ным размерам, а минусовые допуски «сильных» приближаются к критическому пунк­ту указанного в инструкции размера.

В серийно-повторяющейся работе по общей дневной производительности обе груп­пы не различаются, но среднее время ручной обработки поверхности детали, число остановок станка в целях замера, число замеров у «слабых» больше.

При работе со сменной продукцией также нет различий по дневной выработке между «сильными» и «слабыми», однако у первых число остановок для замера и чис­ло замеров было большим, в то время как у вторых большим было время переустано­вок станка. Качество поверхности было лучшим у «сильных».

Эти данные показывают, что в предварительном планировании, в гностическом и исполнительном действии и в точностных показателях имеются различия между то­карями с сильной и слабой нервной системой. Слабые активнее планируют меры бе­зопасности, сильные — активную работу на станке. Большая осторожность слабых проявляется и в более частых замерах, склонности к плюсовым допускам. Однако это говорит и об их большей тщательности. Самые критические операции по окончатель­ному оформлению поверхности деталей «слабые» чаще проводят ручным способом. Изменение привычных и повторяющихся условий работы частыми сменами продук­ции несколько дезорганизует их работу: преимущество в гностических действиях приводит к отставанию от «сильных». Время переустановок станка у «слабых» боль­ше, они неохотно используют глубокое резание в целях выигрыша времени из-за ос­торожного обращения со станком; если не остается времени для длительных ручных доработок качества поверхности, то качество поверхности ухудшается.

Токари с сильной нервной системой характеризуются большей инициативой в ситуации и большей смелостью стратегии действия. Они измеряют не так часто, реже останавливают станок для получения дополнительной информации о размерах, но частая смена не суживает их гностическую деятельность. Они планируют большее число производственных операций (выделяя иногда и части каких-то операций), но не очень заинтересованы в припоминании мер безопасности. Всякие подсобные опе­рации по переустановке станка «сильные» проводят более уверенно и быстро, при возможности берут большие глубины подачи, не стремятся к ручному оформлению внешности деталей, выполняют на станке тонкую, критическую работу, активное че­редование ручных и машинных подач не снижает их внимания к качеству работы и в условиях смены изделий. По точностным показателям для токарей с сильной нервной системой характерны минусовые допуски, они более часто и более значительно пере­ходят за пределы точных размеров, оставаясь в рамках допущенных величин. Акти­визация возможностей в условиях повышенной ответственности не снижается. У этих токарей навыки выполнения на станке тонких операций более развиты и действен­ны, так как на этапе обучения они не боялись ошибок.

Стилевые особенности проявляются в динамике производительности труда в те­чение смены и в проявлении работоспособности, саморегуляции.

Н. И. Семененко (1976) изучались типы управления рабочими-станочниками со­средоточенностью произвольного внимания. Первый тип («переменный») характе­ризовался способностью быстро менять в зависимости от характера операции уро­вень сосредоточенности внимания. Рабочие с этим типом довольно быстро достига­ют в начале работы достаточно высокого уровня внимания. Во время сложной операции могут усилить концентрацию внимания, а затем, при упрощении рабочей операции, ослабляют его (т. е. обладают лабильным вниманием). Эти рабочие имеют относительно меньшую силу нервной системы.

Второй тип управления сосредоточенностью произвольного внимания («неодно­родный») характеризуется длительным сохранением определенного уровня сосредо­точенности внимания, а к более сложным операциям начинают готовить внимание заблаговременно. Для них характерна несколько большая сила нервной системы.

Третий тип («единообразный») характеризуется тем, что, доведя сосредоточен­ность до определенного уровня, рабочие стремятся сохранить его на протяжении всей смены. У них имеется инертное внимание, которое не ослабляется даже тогда, когда это можно сделать. Рабочие этого типа имеют самую большую силу нервной системы.

В исследовании В. П. Мерлинкина и А. И. Фукина (1975) выявлена связь силы нервной системы и лабильности с динамикой (кривой) производительности труда в течение рабочей смены. Лица со слабой и средней силой нервной системы начинают рабочий день с низкой работоспособности, не достигающей 100 %-ной отметки про­изводительности труда. Лица с сильной нервной системой начинают рабочий день с высокой работоспособности и продолжают ее плавно увеличивать к обеденному пе­рерыву. У лиц со слабой и средней силой нервной системы высокая работоспособ­ность появляется лишь ко второму часу работы.

Высоколабильная группа рабочих начинала рабочий день на низком уровне и так продолжала работать до обеда; кривая производительности труда, даже в фазу высо­кой работоспособности, не достигала 100 %. Низколабильная группа начинала рабо­чий день с высокого уровня, превышающего 100 %-ный, и ко второму часу работы достигали 115 %. К обеду производительность труда снижалась незначительно.

Общеизвестная точка зрения, что инертные дольше врабатываются, в данном ис­следовании не получила подтверждения. Возможно, это связано с тем, что низкола­бильные заранее настраиваются на предстоящую деятельность, обладая ориентиро­вочным стилем подготовительной деятельности. То же можно было бы сказать и в отношении медленной врабатываемости лиц со слабой нервной системой. Однако, как это следует из изложенного ранее, это противоречило бы имеющимся фактам, так как именно у лиц со слабой нервной системой подготовительный ориентировоч­ный стиль выражен больше, чем у лиц с сильной нервной системой, и, следовательно, именно лица со слабой нервной системой должны были бы быстрее врабатываться и достигать высокой производительности труда.

Польские психологи Я. Стреляу и А. Краевски (1974), изучая стиль деятельности водителей с сильной и слабой нервной системой, показали, что вторые больше време­ни, чем первые, уделяли техобслуживанию и уходу за машиной, стремились к менее опасной и утомительной работе, ездили с меньшей скоростью.

Источник: 
Ильин Е.П., Дифференциальная психофизиология