Познание и социальная инженерия

Чем точнее знание, тем больше пользы оно принесет человечеству. Это принимается на веру, и многих поразит открытие, что сказанное не всегда справедливо.

Знание — это источник силы, ибо знание облегчает контроль. Человек, который понимает, что и как происходит, может манипулировать некоторыми из условий с тем, чтобы ход событий изменился в его пользу. Знание обычно используется во имя определенных ценностей, принятых в обществе. Даже скромные открытия в социальных науках могут быть использованы для сокращения взяточничества и коррупции в управлении, для улучшения здоровья с помощью профилактических мер, для повышения производительности предприятий, для улучшения морального состояния в вооруженных силах, для обучения граждан новым знаниям и для выработки более надежных процедур досрочного освобождения заключенных.

В плюралистических обществах, однако, иногда возникают споры о том, какие ценности должны проводиться в жизнь. Социальные реформы оказываются нежелательными для тех, кто извлекает выгоду из старого устройства, и те, кто заинтересован в нем, нападают на социальных ученых. К несчастью, последние особенно уязвимы. Почти каждый против болезней, но не всякий стоит за социальные изменения. Время от времени делаются попытки подавить «опасные мысли».

Знание этически нейтрально. Само по себе оно ни хорошо, ни плохо, ибо оно может быть использовано различным образом. Как развитие ядерной физики может привести к созданию и разрушительных бомб и новых источников энергии, так же и познание человеческого поведения может быть использовано и для усиления эксплуатации и для повышения благосостояния человечества. Понимание человеческого поведения может быть использовано управляющим для эксплуатации своих рабочих или диктатором для устранения сопротивления его политике. Некоторые колониальные правительства используют достижения политической науки ддя подавления сопротивления туземцев, а некоторые социальные ученые применяют свои знания, чтобы добиться личных целей внутри университета. Именно благодаря возможным злоупотреблениям проблему развития знания нельзя отделять от вопроса о политической власти и моральных стандартах.

Результат в известной степени уже наметился. Поскольку в массовом обществе успех в политике и в бизнесе связан с общественной поддержкой, делается много попыток манипулировать людьми с помощью средств массовой коммуникации.

Часто задают вопрос: если столь многое известно о человеческой природе, не может ли стать более эффективной эксплуатация людей посредством рекламы и пропаганды? Некоторые утверждают, что путем подсознательного внушения и других трюков, основанных на недавних исследованиях, людей обманывают, вынуждая их приобретать предметы, в которых они не нуждаются. Следует отметить, что многие утверждения явно преувеличены. Для индустрии рекламы выгодно создать впечатление, что она владеет «научным» знанием, которое дает ей возможность манипулировать поведением. Если агенты рекламы смогут убедить своих клиентов, что это так, они, безусловно, повысят свои собственные доходы, если и не увеличат доходы заказчиков. Не приходится сомневаться, что многие компании по рекламе достигли больших успехов, но является ли успех результатом достоверного знания или интуитивных предположений способных исполнителей, это предмет догадок. Некоторые претензии предполагают систематическое знание того, что даже не существует. Многие искусные пропагандисты вырабатывают свои приемы путем проб и ошибок; часто то, что они делают, является эффективным в силу причин, которых они не понимают. Но возможности для злоупотреблений все же существуют. Мы не можем игнорировать и того, что с развитием достоверного знания некоторые из диких претензий наших дней могут быть в конечном счете реализованы. По-видимому, публицисты значительно более восприимчивы к новым достижениям социальной психологии, чем реформаторы или правительственные чиновники.

Хотя непосредственной опасности, кажется, не существует, дальнейший прогресс социальной психологии может привести к настоятельной необходимости института, предохраняющего от господства честолюбивых индивидов, групп элиты или тиранического большинства. Чем адекватнее знание, тем опаснее оно может быть как оружие. Непрерывное развитие всех социальных наук, если оно не сопровождается заботой о моральных стандартах, может, видимо, привести к катастрофе.

Но возможно ли согласие относительно моральных стандартов в плюралистическом обществе? Большинство американцев разделяют определенные основные ценности в большей степени, чем они это сознают, принимая такие моральные принципы как нечто само собой разумеющееся. Однако возникает вопрос: действительно ли высшие моральные ценности могут быть установлены путем научного исследования человеческого поведения? По этому поводу философы давно разошлись во взглядах. Социальные психологи могут показать, что все общества суть моральные порядки; антропологи могут описать ценности, разделяемые в каждом обществе; социологи могут сказать, что получится, если разрушится согласие; психиатры могут продемонстрировать, что происходит с людьми, которые отрицают мораль или остаются вне морали. Но может ли такое знание сказать нам, что люди должны делать? В лучшем случае понимание человеческой жизни может сузить область неопределенности, показывая, какого рода действия в конечном счете пагубны, но даже определение того, что вредно и что нет, предполагает какце-то внешние стандарты. Существуют многие точки зрения на этот счет, но вопрос по-прежнему остается нерешенным.

Хотя непрерывное развитие социальной психологии, по-видимому, может дать могучее оружие в руки тех, кто неразборчив в средствах, мы не вправе объявить мораторий на исследования в ожидании абсолютных гарантий. Нет сомнений в том, что многие личные и социальные проблемы, которые ныне нас беспокоят, с возрастанием понимания будут устранены. Могут быть найдены пути для лечения и предупреждения серьезных душевных заболеваний. Возможно даже,-что будут выработаны более справедливые способы улаживания споров. Потенциальная полезность научной социальной психологии весьма велика. Мы продолжаем верить, что с возрастанием понимания самих себя люди научатся жить более разумно и мирно.

Источник: 
Тамотсу Шибутани, Социальная психология