«Пограничные» семьи

Характеристики неблагополучных семей, естественно, не укладываются в определенные рамки. Нами выделены лишь наиболее типичные для российской действительности формы явного и скрытого семейного неблагополучия. Однако данную типологию можно дополнить еще одной разновидностью, которую мы условно назвали семьей «пограничного» характера, так как переход ее из категории благополучных в свой антипод происходит незаметно, а резкое изменение психологического климата обнаруживается только тогда, когда отношения в семье оказываются совершенно разлаженными и эмоциональная разобщенность супругов часто завершается разводом.

Семьи с недееспособными членами.
Особую категорию в этой группе составляют семьи с недееспособными членами. Среди них, в свою очередь, можно выделить семьи с родителями-инвалидами или хронически больными взрослыми членами семейной груп-пы. Семейная обстановка в таких случаях становится стрессогенной, дестабилизирует межличностные отношения супругов и создает вокруг ребенка специфический социальный и психологический фон, который не может не отразиться на формировании его личности.

Резкое ухудшение здоровья родителя или любого члена семьи может произойти (как это чаще всего и бывает) совершенно неожиданно, и именно в тот момент, когда семья не в состоянии эффективно противостоять нагрянув-шей беде. Зачастую затраты на оплату врачебной помощи и пребывание в лечебных учреждениях непосильным бременем ложатся на семьи и их истощившийся бюджет. Может случиться так, что если заболевшего родителя госпитализируют, то за ребенком некому присмотреть. Тяжелые хронические болезни могут надолго лишить родителя возможности заботиться о ребенке.

Психическое заболевание родителя может вызвать у него такие поведенческие реакции, которые будут опасны для ребенка. Симптомом психического заболевания является безразличное отношение к ребенку, что увеличивает опасность несчастного случая. Дикие скандалы с супругом или с соседями отрицательно влияют на физическое, психическое и эмоциональное состояние ребенка.

Родитель, склонный к употреблению алкоголя или наркотиков, также может игнорировать потребности ребенка и угрожать его безопасности. Родитель может страдать от неврозов или психоза. Болезнь может быть на-столько серьезной, что жестокое обращение с ребенком приобретает садистский, преступный характер.

Семьи с детьми-инвалидами и хронически больными детьми.
Своеобразный психологический климат складывается в семьях с хрони-чески больными детьми и детьми-инвалидами, что обусловливает отнесение таких семей к категории неблагополучных. Пребывание подобных детей в семье создает много сложностей, которые условно могут быть разделены на две группы: первая - как семья влияет на состояние больного ребенка; вто-рая - каким образом состояние хронически больного ребенка меняет психологический климат в семье.

Если ребенок имеет умственные или физические ограничения, то ему требуется специальный уход, а родители не всегда могут обеспечить его в домашних условиях. Если в семье есть еще другие дети и она переживает трудности, то у родителей просто может не хватить ни душевных, ни физи-ческих сил, необходимых для удовлетворения специфических потребностей больного ребенка. Кроме того, у родителей больного ребенка могут прояв-ляться различные формы эмоционального реагирования на сообщения о том, что их ребенок физически или умственно неполноценен, что оказывает огромное влияние на психологическую обстановку в семье.

Наиболее типичной первоначальной реакцией родителей на поставлен-ный врачом диагноз об умственной или физической отсталости их ребенка является отрицание, неверие в наличие болезни, отчаянная надежда на то, что диагноз ошибочен и консультация у другого специалиста позволит его снять. Спустя какое-то время приходит осознание истинного состояния здоровья ребенка и появляется реакция гнева. Обычно она возникает от беспомощности, безысходности и разочарования, как в самом себе, так и в своем ребенке. В отдельных случаях гнев родителей оправдан, особенно если специалисты напрасно обнадеживали их и не были с ними откровенны относительно состояния ребенка. С другой стороны, это состояние становится противоестественным, если длится довольно долго или несправедливо проецируется на ребенка. Семейная атмосфера дестабилизируется настолько, что когда-то вполне благополучная семья становится эмоционально-враждебной по отношению друг к другу. Такая семья либо распадается, либо супруги продолжают жить под одной крышей из чувства «долга» перед больным ребёнком или из-за нежелания обременять себя лишними хлопотами и неприятностями, связанными с разводом, не имея сильной мотивации разрушить формальный статус. Неуместное чувство вины - это также часто встречающаяся реакция родителей на сообщение врача о тяжелой неизлечимой болезни их ребенка. Зачастую оно перерастает во всепоглощающие страдания и переживания родителей по поводу тех проступков и ошибок, которые, как они полагают, привели к заболеванию ребенка. Родители, которые видят причину болезни ребенка в себе, стараются держать под контролем даже то, что контролировать в принципе невозможно. Подобное состояние, сопрово-ждаемое душевными муками и переживаниями, значительно усложняет и без того напряженную семейную атмосферу.

Часто родители испытывают чувство стыда из-за рождения больного ребенка. Их беспокоит возможное осуждение со стороны окружающих, и они убеждены, что к их ребенку будут относиться как к неполноценному. Иногда у родителей может проявляться такое реактивное состояние, как обвинение - попытки переложить ответственность за состояние своего ребенка на других с целью скрыть свои истинные чувства. Родители могут обвинять учителя и школу за негодное обучение, врача за неправильный уход в дородовый период или даже дурную наследственность мужа или жены.

Следующей реакцией на болезнь ребенка может быть чрезмерная опека, которая возникает в связи с тем, что родители считают невозможным по причине заболевания общение своего ребенка с другими детьми. Они опасаются, что в играх со здоровыми детьми их ребенок станет объектом насмешек, либо ему грозит опасность получить травму, так как «другие мальчики играют слишком грубо» и т.п. Отрицая право своего ребенка быть ребенком и общаться с другими детьми, родители лишь сильнее подчеркивают его умственные или физические недостатки.

Заключительным этапом своеобразного привыкания родителей к постигшему их горю является эмоциональная адаптация. Именно на этом этапе родители «умом и сердцем» принимают болезнь ребенка; к этому моменту они уже успели выработать позитивные установки как по отношению к самим себе, так и по отношению к своему ребенку, что позволяет им формировать у себя такие навыки, которые помогут им обеспечить его будущее.

Однако родителям не всегда удается смириться с мыслью о том, что их ребенок имеет врожденную патологию или серьезное заболевание. Тем бо-лее, что такие дети очень беспокойны и часто «передают» свое беспокойство родителям. Родители становятся раздражительными и переносят раздраже-ние на супружеские отношения. Это особенно затрагивает мужа, вследствие чего он старается не оставаться дома.

Такая безысходная ситуация складывается в семье с детьми-инвалидами или безнадежно больными (например, с детьми, страдающими лейкозом). В таких случаях муж старается реже бывать дома, избегает общения с ребенком, тогда как жена сильно привязывается к больному ребенку, часто в ущерб другим детям и супругу. Подобная ситуация может не только отрица-тельно влиять на душевное спокойствие и уравновешенность родителей, но и на психологический климат семьи в целом.

Как отмечают исследователи аналогичных семейных проблем, обычно отцы не выдерживают совместного пребывания с тяжело больным сыном или дочерью, начинают пить или вообще покидают семью. И без того обделенный судьбой ребенок оказывается еще и без отца. Понятно, что проблем у матери становится больше, порой нервы ее не выдерживают, и она выходит из себя, чем еще больше травмирует ребенка, делает атмосферу в семье очень непростой.

Больной ребенок нуждается в особом отношении родителей, так как по причине заболевания у него могут формироваться особенности характера, вызванные переживаниями своего дефекта, возникает своеобразный комплекс неполноценности. Нельзя забывать и о том, что ребенок с определенной патологией находится в соответствующем социальном окружении, которое влияет на него. Поэтому если к такому ребенку плохо относятся, бьют, ругают, недопонимают, если родители стыдятся больного ребенка, у него могут развиться различные невротические и характерологические нарушения, не имеющие прямого отношения к его болезни. Но оттого что ребенок болен, у него скорее, могут возникать конфликтные отношения: с одной стороны, его физические возможности ограничены, и он предъявляет иногда завышенные требования к окружающим, а с другой стороны, у окружающих может исчерпываться терпение постоянно удовлетворять эти требования, чем еще больше увеличивается риск возникновения конфликтов.

Чем больше обижен судьбой ребенок, тем в большей любви родителей он нуждается. С детства (или даже с рождения) страдающий серьезным заболеванием ребенок обычно много времени проводит в больницах. Подрастая, он начинает пристально наблюдать за отношением к нему близких людей, становится чрезмерно подозрительным. Ему кажется, будто он никому не нужен, что его ожидают сплошные неудачи и он в тягость родителям. Боится, что родители к нему охладели, тщательно анализирует каждый их жест, каждое родительское слово. Ему всякий раз мнится, будто родители его разлюбили, поэтому с таким ребенком нужно быть очень внимательным. Любой ребенок, а тем более больной, должен чувствовать, что его не бросят в беде, что ему всегда помогут, и тогда ему будет легче противостоять разным жизненным невзгодам. Тем более, что хронически больные дети или дети-инвалиды в силу особенностей той социальной ситуации, в которой они вынуждены пребывать, становятся эмоционально чувствительными и ранимыми. Эти дети часто волнуются, обижаются и плачут. Для них характерны плохая переносимость любых огорчений, склонность к снижению настроения и печали. Они испытывают повышенную потребность в безопасности, любви и сочувствии, которая сопровождается переживаниями собственной беспомощности, никчемности, ненужности и одиночества в семье. Естественно, это далеко не лучшим образом сказывается на общей семейной атмосфере. Родители, особенно если в семье есть и другие дети, не могут неотлучно находиться рядом с больным ребенком, а он не может это понять и принять, требуя более пристального внимания к себе. Поэтому у матери, разрывающейся между жалостью к больному ребенку и необходимостью одновременно заботиться о других членах семьи, может появиться вполне обоснованное эмоциональное напряжение, разрядка которого достигается путем «вымещения» его на муже или на старших детях. В результате вся семья, а не только больной ребенок, испытывают конфликтные, фрустрирующие переживания.

Семьи с нарушением структуры семейных ролей.
Одной из разновидностей «пограничных» семей могут быть такие, в ко-торых нарушается структура семейных ролей, и они становятся патологизирующими.

Обычно система семейных ролей, которые выполняет индивид, должна быть такой, чтобы обеспечить удовлетворение не только его потребностей, но и потребностей других членов семьи. При таких условиях семейная атмосфера довольно благоприятна, отношения членов семьи гармоничны. Но со временем происходит перераспределение межличностных ролей в семье, и психологический климат в ней резко ухудшается. Обычно это бывает в тех случаях, если кто-то в семье вынужден принять на себя такую социальную роль, которая травматична для него самого, однако психологически выгодна другим членам семьи (например, роль «семейного козла отпущения»). Возможен и такой вариант межличностных отношений, когда проигрываемая одним из членов семьи роль травматична для других, а не для него самого (роль «больного члена семьи»). Нередко оба типа ролей сочетаются между собой: один из членов семьи выполняет роль, травмирующую его самого, другой - травматическую для других. Межличностные роли, которые в силу своей структуры и содержания ока-зывают психотравмирующее воздействие на членов семьи, получили название патологизирующих семейных ролей.

Патологизирующие роли могут возникать в результате взаимодействия семьи с социальной средой или непосредственно в самой семье. При этом возможны социальные, личностные и психологические деформации (в виде нервно-психических нарушений) у носителя этой роли, которые, так или иначе, распространяются и на других членов семьи.

В случае возникновения патологизирующих ролей, связанных, в основ-ном, с нарушением взаимоотношений семьи и ее социального окружения, из-меняются отношения с соседями, с другими семьями, родственниками, госу-дарственными учреждениями и т.д. Причем изменения эти таковы, что де-лают переход семьи к системе патологизирующих ролей необходимым. По-являются такие разновидности семейных групп, как «семья-крепость», «семья с антисексуальной идеологией», «семья-санаторий», «семья-театр», где граница между благополучием и неблагополучием едва уловима в первоначальный период функционирования семьи. Однако со временем семейное неблагополучие становится настолько очевидным, что ни у самих членов семьи, ни у ее социального окружения не возникает на этот счет никаких сомнений.

В центре «семьи-крепости» находится индивид с нервно-психическими расстройствами, которые выражаются в склонности к паранойяльным реакциям. Он использует свое влияние в семье для того, чтобы побудить других членов семейной группы принять его представление о том, что «все против нас», «на нас нападают – мы защищаемся». Это неизбежно приводит к перестройке отношений в семье: возникают межличностные роли «вождя» и его «соратников по борьбе». Эти роли могут оказаться патологизирующими, так как при наличии индивида с паранойяльными реакциями они способствуют закреплению и развитию нарушений, а «соратников» ставят в трудное положение, создающее значительное нервно-психическое напряжение.

Случаи, когда взаимоотношения семьи с социальным окружением не совсем обычны, встречаются довольно часто. Это, например, семья, многие годы ведущая судебный процесс, или семья, которая тратит чрезмерно много сил для улучшения своего материального благосостояния; семья, полностью сосредоточенная на какой-то внесемейной деятельности или, напротив, полностью изолировавшая себя от окружающих. Естественно, что в таких семьях система межличностных ролей складывается под сильным влиянием взаимоотношений с социальным окружением. Если семья долгие годы ведет судебный процесс, то наибольшим авторитетом пользуется тот ее член, который активнее всего участвует в этом процессе, лучше других разбирается в юридических тонкостях. Однако не всякая семья, решающая подобные проблемы, становится неблагополучной. Переход ее в эту категорию случается только тогда, когда перестройка отношений семьи с ее окружением понадобилась для того, чтобы она перешла к взаимоотношениям, условно желательным для одного из ее членов.

Семья с «антисексуальной идеологией» чаще всего появляется под пре-имущественным влиянием индивида с нарушениями потенции. После приня-тия семьей той точки зрения, что в окружающем мире царит разврат и что долг людей – бороться с ним, особенности поведения члена семьи с нарушениями сексуальной потенции начинают выглядеть похвальной сдержанностью. Выбор членом семьи, имевшим нарушения половой функции, роли борца за сексуальную чистоту был не случайным: он связан со свойством этой роли – служить оправданием его сдержанности и пассивности в сексуальной сфере («раз я борюсь с развратом, то должен ограничить проявления секса в своей семье»). Этот оправдательный аргумент позволяет ему легче переносить свою сексуальную неполноценность, но в то же время он старается не замечать, что его пато-логизирующая роль травматична для других членов семьи (в частности, для жены).

Подобным образом ситуация может развиваться и в «семье-театре», которая посвящает всю свою жизнь борьбе за демонстративный престиж в ближайшем окружении. Обычно семьи подобного типа возникают под влиянием индивида, имеющего определенные психологические проблемы в реализации самооценки. В подобных случаях нарушение взаимоотношений семьи с социальным окружением маскирует от самого индивида и от других ее членов психическое нарушение наиболее влиятельного из них. Если члены семьи принимают точку зрения «все против нас», то личностное нарушение индивида с паранойяльным развитием, его подозрительность и нетерпимость перестают восприниматься членами семьи как отклонение. Напротив, они теперь выглядят как проявление трезвого ума и проницательности.

Мотивы, которые могут побуждать одного из членов семьи подталки-вать ее к развитию системы патологизирующих ролей, разнообразны. Это может быть маскировка определенных личностных недостатков – стремление сохранить и защитить положительную самооценку вопреки этим недостаткам (так происходит в семье с «антисексуальной идеологией»). Другой мотив может связан со стремлением удовлетворить какие-то потребности, противоречащие нравственным представлениям индивида и всей семьи (мотивом образования «семьи-крепости» может оказаться реализация желания безраздельного господства в семье).

Переход семьи к системе патологизирующих ролей нередко обусловлен особенностями межличностных отношений непосредственно внутри нее. Поводом для этого может стать изменение представлений о личности одного из членов семьи (он чаще всего оказывается жертвой) или о задачах семьи по отношению к одному или нескольким ее членам. Общая схема перехода семьи данного типа к патологизирующим ролям может быть такой: у одного из членов семьи имеется нервно-психическое расстройство, и он прямо или косвенно меняет представления семьи о каком-либо другом ее члене, под влиянием чего возникает определенная перестройка ролей, причем именно такая, при которой нарушение «перемещается» на этого второго. Симптомы нервно-психического отклонения у первого члена семьи ослабевают или исчезают совсем, зато у другого появляются. Нередко при этом излечение последнего ведет к заболеванию первого. Мотивы возникновения патологизирующих ролей такого типа могут быть различными, но чаще всего они обусловлены наличием двух основных факторов - неудовлетворенной потребности и потенциальной роли, имеющей подходящее свойство.

Семьи с системой патологизирующих ролей мы отнесли к категории «пограничных» не случайно. Дело в том, что переход их в разряд неблагополучных возможен лишь тогда, когда вся семья в целом принимает те установки, которые навязываются ей одним из наиболее влиятельных ее членов. Обычно он бывает заинтересован в принятии правил его «игры» тем сильнее, чем острее и дискомфортнее его проблема. Кроме того, он должен иметь немалый перевес в возможностях воздействия на других членов семьи, на их поведение, чувства, мысли. Чем выше авторитет данного индивида в семье, тем больше зависимость семьи от него; чем выше его волевые качества, тем вероятнее, что, несмотря на сопротивление, патологизирующие социальные роли все же будут приняты. Для других членов семьи этот переход обычно означает нарастание нервно-психического напряжения, снижение удовлетворенности жизнью семьи. Не менее важно и то, что он, как правило, связан либо с искаженным представлением об окружающей социальной действительности, либо об отдельных членах семьи. Однако навязываемое кем-то из членов семьи искаженное представление о мире обычно сталкивается с имеющимся у других опытом реального восприятия микро- и макросреды. Им нелегко поверить в то, что весь мир настроен враждебно по отношению к ним, если они ясно видят, что это совсем не так. Все это создает значительное сопротивление членов семьи переходу к системе патологизирующих ролей. Поэтому возможен такой вариант развития семейной ситуации, когда семья отказывается от своего предыдущего образа жизни, поняв ошибочность своих прежних установок, связанных с заблуждениями относительно навязанной ей системы патологизирующих ролей, потому что они противоречат ее основным нравственным представлениям о месте и назначении человека в мире. И тогда она постепенно опять возвращается «к исходным позициям», становясь вполне благополучной.

До сих пор специалистам не удалось раскрыть психологические механизмы перехода семьи из относительно благополучной в категорию неблагополучных в результате нарушения в ней ролевой структуры, тем более, что патологизирующие роли возникают отнюдь не во всех, а только лишь в некоторых семьях.

Приведенная в нашей работе типология неблагополучных семей не претендует на полноту и завершенность. Мы попытались рассмотреть лишь наиболее распространенные в современной России варианты семейного неблагополучия, потому что именно в их рамках возникает основная масса социальных и психологических проблем в нашем обществе, оказывается десоциализирующее влияние на формирование личности воспитывающихся в таких семьях детей.

Источник: 
Целуйко В.М., Вы и ваши дети
Темы: