Возникновение неофрейдизма

Тот факт, что различные положения теории Зигмунда Фрейда противоречат достижениям экспериментальной психологии, антропологии и социологии, послужил толчком к возникновению в 1930-х гг. неофрейдистского направления в психоанализе (социокультурного психоанализа), для представителей которого характерен повышенный интерес к социально-философской и культурологической проблематике. Именно с возникновением так называемой культурной школы в психоанализе начинается второй этап в развитии социально-философской ориентации психоанализа. Для этого этапа характерен переход от биопсихологизма в трактовке человеческого поведения к своеобразному социологизму и антропологическому психологизму.

Отечественная социологическая и психологическая наука объединяет это направление общим понятием «неофрейдизм». Неофрейдизм, к которому относят Э. Фромма, Г.С. Салливана, К. Хорни, А. Кардинера и др., представляется как попытка соединить учение Карла Маркса о социально-экономических факторах и учение Зигмунда Фрейда о бессознательных влечениях с тем, чтобы объяснить специфику человеческого бытия через взаимоотношения индивида и общества. Центральное понятие неофрейдизма — человеческая природа, которая определяет закономерность исторического процесса. На наш взгляд, идеи Фромма нельзя строго относить к тому или иному направлению. Сам Фромм по этому поводу писал: «Я никогда не соглашался с тем, что меня причисляли к новой школе психоанализа, как бы ее ни называли — "культурной школой" или "неофрейдизмом"». Фромм создал самостоятельную социально-философскую концепцию.

Рассматривая творчество Эриха Фромма, мы не можем пройти мимо взглядов основных представителей этого направления и охарактеризовать эту научную школу в целом.

Неофрейдисты отвергают инстинктивизм, пансексуализм, теорию агрессивных и сексуальных влечений, критически переоценивают ряд положений классического психоанализа. Для неофрейдистов характерно убеждение в том, что сущность человеческого поведения нельзя объяснить только универсальной биологической природой человека. Для этого необходимы анализ социальных факторов и исследование их влияния на процесс становления личности. Неофрейдисты едины в следующем:
• для понимания человеческой природы намного важнее рассмотрение факторов социальных и культурных, нежели биологических;
• теории инстинктов и либидо устарели, т.е. эдипов комплекс, образование суперэго и др. — это культурные особенности, а не универсальные характеристики;
• возможные биологические причины возникновения оральной и анальной фаз могут значительно видоизменяться под действием культурных факторов;
• в изучении образования характера, тревожности и неврозов акцент смещен на межличностные взаимоотношения;
• не характер является результатом сексуального развития, а наоборот, характер определяет сексуальное поведение.

Хорни, Салливан и др. отвергли постулаты об однозначно анатомической детерминации различий между полами, о стадиях психосексуального развития и эдиповом комплексе и указали на важность межличностных взаимоотношений и социокультурного влияния на личность. Зачатки интерперсональной теории в психоанализе появились в работах Ференчи, но основателями ее современной формы являются Хорни, Фромм и Райх.

Опираясь на новые научные данные, представители этого направления пересматривают устаревшие интерпретации природы человека, создают свои оригинальные конструкции, дающие ответ на проблемы, с которыми сталкиваются современный человек и общество. Их волнуют проблемы насилия и агрессии, столь характерные для современного общества, причины социальных конфликтов, войн и всеобщей моральной деградации. Является ли конечной причиной всех бед современного общества сама природа человека, в структуре которой могут наличествовать некие губительные элементы (инстинкты, влечения, первичные потребности и т.п.), или же в основе социальных неустройств лежат совершенно иные по своей природе факторы — социально-экономические и культурные? Поиск ответа на этот вопрос заставил ученых данного направления по-другому посмотреть на природу человека, особенности человеческого существования.

Вместе с тем, отказавшись от концепции классического психоанализа Фрейда, неофрейдизм (социокультурный психоанализ) не отверг базового методологического принципа Фрейда — идеи бессознательного, а ввел в исследования новые векторы — социальную среду и культуру, показав их значение в процессе формирования личности.

Представители данного направления при построении своих конструкций учитывают достижения, полученные конкретными науками при исследовании определенных сторон человека и его природы, и те глубокие изменения в социальной действительности современного общества, которые произошли со времени создания Фрейдом своего учения. Оригинальность подхода — в соединении социально-психологического, философско-антрополо-гического и социально-исторического анализа.

Одной из причин возникновения неофрейдизма, несомненно, явился процесс постепенного приспособления методов психотерапии классического психоанализа к потребностям американского пациента 1930-х гг. Зигмунд Фрейд и его учение — явление европейской культуры. В 1930-е гг. произошел «исход» психоаналитиков из Европы в США, которые стали второй родиной психоанализа. Но американское общество и человек в нем значительно отличались (и отличаются) от европейского, поэтому некоторые психоаналитики были вынуждены пересматривать принципы учения Фрейда. Неофрейдизм стал ярчайшим выражением американизации классического психоанализа, его модификации и адаптации к условиям американской действительности.

Пересмотр принципов классического психоанализа, понимание решающего значения социальных и культурных факторов — это не что иное, как разрыв с метафизическим подходом Фрейда к объяснению человеческого поведения. Благодаря этому картина взаимоотношения человека и общественных условий его существования становится более адекватной реальности.

Однако некоторые исследователи неофрейдизма считают, что социальная среда для них является лишь фоном, на котором происходит вся «бессознательная» психическая деятельность человека. И на самом деле неофрейдисты далеки от действительного понимания сущности реального взаимодействия человека с социальной средой, далеки от подлинно научного анализа роли общества в развитии человека. Социальная среда, считает американский исследователь неофрейдизма Г. Уэллс, является для них «только "декорацией"» для развертывающейся внутри психики напряженной драмы противоречивых эмоций».

Неофрейдизм оставляет в неприкосновенности фундаментальный тезис классического психоанализа о решающей роли бессознательного в жизни человека. Последователи неофрейдизма просто констатируют зависимость проявления бессознательного от специфики и качественных особенностей общества. Отвергая биологизм психологической теории Фрейда, неофрейдисты не порывают с ин-стинктивизмом как таковым. На место определяющих поведение человека фрейдовских биологических инстинктов они ставят субстанциализированные психические потребности человека, которым разные представители неофрейдизма дают разные названия.

Несмотря на критику и пересмотр ряда положений классического психоанализа, неофрейдизм не порывает с основополагающими принципами психоаналитической теории и представляет собой не что иное, как его модернизированный вариант. Неофрейдисты откровенно признают, что, критикуя классический фрейдизм, они видят свою цель не столько в том, чтобы показать и подчеркнуть ошибочное в психоанализе, сколько в том, «чтобы, устранив из психоанализа все сомнительные положения, позволить ему развиваться в полную меру его возможностей». Следовательно, цель критики ими фрейдовской теории не в опровержении ее методологических основ, а в содержательной реинтерпретации, реконструировании психоаналитической теории в соответствии с требованиями научного знания и духом времени.

Например, Эрих Фромм считал, что в основе развития любой научной теории лежит принцип постоянной «конструктивной реинтерпретации ее основных положений, а не повторение и отбрасывание их». «На пути величайших открытий Фрейда — эдипова комплекса, нарциссизма и инстинкта смерти — стояли его мировоззренческие установки и, если эти открытия освободить от старой и перенести в новую систему, они станут более убедительными и значительными». Такой системой он считает свою философию диалектического гуманизма. Идеи Э. Фромма существенно отличаются от идей ортодоксального психоанализа, тем не менее их основание составляют фундаментальные открытия Фрейда.

Пересматривая принципы классического психоанализа, неофрейдисты устраняют из него лишь то, что не затрагивает сути этой теории. Отвергая биологизм и пансексуализм теории Фрейда, они сохраняют неизменными фундаментальные принципы психоаналитической теории:
• примат бессознательного в детерминации поведения человека;
• концепцию вытеснения;
• концепцию сопротивления и перемещения;
• терапевтическую технику.

В связи с этим уместно привести высказывание К. Хорни из книги «Невротическая личность нашего времени», где она излагает свою теоретическую концепцию:
Поскольку большинство из моих интерпретаций отличается от фрейдовских, некоторые читатели могут спросить, являются ли они психоанализом. Ответ зависит от того, что считать главным в психоанализе. Если понимать под психоанализом все до одного положения, выдвинутые Фрейдом, тогда то, что представлено в этой книге, не есть психоанализ. Если же считать, что основные идеи психоанализа заключаются в определенной системе взглядов относительно роли бессознательных процессов и путей их выражения, а также в определенной форме терапии, с помощью которой эти процессы доводятся до сознания, то тогда то, что я представляю здесь, является психоанализом.

Неофрейдисты пришли к социокультурной форме психоанализа различными путями. Если отправной точкой в реформировании классического психоанализа для Хорни была преимущественно психоаналитическая практика, то для Фромма исследования в области социологии.

Стремление Хорни провести «критическую переоценку психоаналитической теории имеет своим источником неудовлетворенность ее терапевтическими результатами»'. Практика убедила Хорни в том, что нельзя объяснить все многообразие и особенности психической деятельности человека его биологической природой, что такой подход препятствует пониманию реальных сил, которые определяют установки и действия человека. Хорни настаивает на «социологической ориентации» психоанализа, считая, что центральное место в теории развития личности должна по праву занять культура как решающий, определяющий фактор формирования ее психологического характера.

Теоретические взгляды Хорни складывались под влиянием: сопротивления антифеминизму Фрейда; марксизма и социалистов; индивидуальной психологии А. Адлера. Немаловажную роль сыграл и тот факт, что формирование Хорни как личности и психолога происходило в американской культуре. Различия с Европой с ее меньшей свободой и большей приверженностью догматичным верованиям убедили Хорни в том, что многие невротические конфликты, в конечном счете, определяются культурными условиями.

В своих работах Хорни обратила особое внимание на культурные детерминанты человеческого поведения, социальные аспекты жизнедеятельности людей и специфику взаимоотношений между индивидами. Хотя ее теория относится к больным неврозами в большей степени, чем к здоровым личностям, многие ее идеи привели к значительным открытиям в понимании индивидуальных различий и межличностных отношений. Хорни следовала основополагающим принципам теории Фрейда, однако возражала против его теории инстинктов, считая, что психоанализ должен придерживаться более широкой социокультурной ориентации. Отказавшись от биологического детерминизма, она открыла перспективы для развития культурно- и социологически ориентированного психоанализа. Ее критический подход к психоаналитическому учению сопровождается не исключением психоанализа как метода исследования личности и культуры, а неприятием тех постулатов Фрейда, которые свидетельствуют об излишней биологизации и инстинктивной обусловленности внутрипсихических процессов.

Хорни, считая, что основные взгляды Фрейда несут на себе отпечаток философских воззрений XIX в., критикует Фрейда за биологический детерминизм, игнорирование антропологии, социологии, дуалистичность мышления и называет мышление Фрейда механицистско-эволюционистским. Если по Дарвину сегодняшние вещи прошли эволюцию через ряд ступеней развития, то по Фрейду они не только обусловлены прошлым, они не содержат в себе ничего, кроме прошлого. Хорни отмечает, что, следуя теории либидо, можно прийти к выводу, что не только стремление к власти, но и любое проявление самоутверждения можно интерпретировать как скрытое проявление садизма, любую симпатию — как проявление либидозного желания, а любое проявление терпимости по отношению к другим вызывает подозрение в пассивной гомосексуальности.

Неофрейдизм (социокультурный психоанализ) приобрел достаточно большую группу последователей, взгляды каждого из которых характеризуются определенной спецификой. Кроме К. Хорни нам хотелось бы остановится на взглядах Гарри Стэк Салливана. Этого ученого, как и Хорни, связывали с Фроммом личные и профессиональные взаимоотношения.

Гарри Стэк Салливан известен как психиатр-практик, редактор журнала «Психиатрия», автор концепции межличностной психиатрии (интерперсональной теории в психоанализе). При жизни ученого вышла только одна его книга — «Концепции современной психиатрии» (1940). Салливан в отличие от Фрейда считал, что основную роль в развитии человеческой психики играют не биологические факторы, а специфические модели интерперсонального взаимодействия. Концепция Салливана — форма социализированного психоанализа. Ее основу составляет тезис о роли межличностных отношений в формировании личности и в процессе ее развития. Люди неотделимы от своего окружения. Личность формируется только в рамках межличностного общения, только в отношениях с другими людьми, при этом — с разными людьми по-разному. «Личность проявляется исключительно в ситуациях межличностного общения», а сама личность — это «сравнительно прочный стереотип повторяющихся межличностныхm ситуаций, которые и являются особенностью ее жизни». Салливан приходит к выводу, что человеческое поведение заключено не «внутри» индивида, а генерируется в процессе межличностного общения. Итак, личность определяется как «относительно устойчивая модель повторяющихся межличностных ситуаций, характеризующих человеческую жизнь».

Исследуя межличностные процессы, Салливан выдвинул гипотезу, согласно которой решающим фактором в формировании отношений и чувств индивида выступает страх. В дальнейшем он разработал теорию, по которой страх является основным патологическим фактором в процессе формирования девиантной личности и регуляции специфических видов ее общения с окружающим миром. Страх не имеет конкретного адресата и внутренних причин, не является реакцией на растущее напряжение. Страх, по Салливану, провоцируют окружающие2. Эти положения концепции Салливана сыграли важную роль в изучении проблемы агрессии и агрессивности личности.

Невозможно изолировать личность от интерперсональных отношений, человек всегда член «социального поля» и может быть понят только в этом контексте. Человек вступает в межличностные отношения уже с момента рождения под влиянием органических потребностей, потребности в нежности, стремления освободиться от беспокойства, возникающего от недоброжелательного отношения. В процессе этих отношений складывается персонификация, т.е. образ человека (себя и других). Персонификации, сложившиеся в раннем детстве, в последующем определяют все отношения человека к другим людям. Источником активности, полагает Салливан, является энергия, свойственная организму изначально. Все психические процессы, все приобретенные привычки и формы поведения являются способами трансформации энергии и называются динамизмами. В сумме они составляют Я-систему, которая образуется в раннем детстве. Социализации ребенка способствует овладение языком, с помощью которого происходит образование «синтаксического опыта», открывающего возможности освоения общезначимого специального опыта (синтаксису предшествуют протаксис и паратаксис — формы доречевого опыта).

Салливан развивает важные идеи о значении и месте связей и отношений человека с другими людьми, оставаясь при этом в рамках психоаналитических учений о человеке. Он считал, что в основе душевных заболеваний, девиантного (агрессивного и деструктивного) поведения лежат нарушения межличностных отношений.

Источник: 
Добреньков В. И., Психоаналитическая социология Эриха Фромма
Темы: