Проявление эмоций и чувств

Все возможные проявления эмоций и чувств можно условно разделить на две группы: соматические и психологические.

То, что выразительные движения, проявляющиеся в мимике и пантомимике, способны отразить эмоциональные состояния и переживания, факт, не требующий доказательств. Каждый из нас сталкивается с этим постоянно. Вопрос заключается в том, насколько точно, с учетом качественной специфики эмоций и чувств, мы можем судить о переживаниях субъекта по выразительным движениям. Какие условия определяют точность этих суждений?

Попытки экспериментально установить истинную взаимосвязь выражения лица с конкретной эмоцией не дали положительных результатов (так же как попытки установить однозначную связь способностей с конкретными участками мозга). Вместе с тем выявились некоторые общие тенденции в выразительных движениях у различных лиц при одних и тех же эмоциях. Анализируя данную ситуацию, С.Л. Рубинштейн отмечал, что лишь с позиций общей теории эмоций можно рассматривать ту или иную концепцию выразительных движений. «Для того чтобы понять выразительные движения, так же как и самое переживание, надо перейти от фиктивного индивида, только переживающего, к реальному индивиду. В отличие от точки зрения имманентно-психологической (феноменологической) и физиологической, эта точка зрения биологическая и социальная.

Именно так, с биологической точки зрения, пробовал объяснить эмоции Ч. Дарвин, рассматривая выразительные движения как рудиментарные проявления прежде целесообразных действий (дополняя это основное положение двумя другими: выразительные движения являются проявлением разряда нервной системы и некоторые выразительные движения могли возникнуть в силу контраста; жесты, противоположные тем, которые выражают известные чувства, начинают употребляться как выразительные движения противоположных чувств). Связь эмоций с инстинктами не подлежит сомнению. Но даже на уровне инстинкта эмоции выполняют целый ряд функций, о которых мы говорили ранее, прежде всего мобилизационную и информационную. Вся система выразительных движений направлена на передачу определенной информации другой особи — это поза угрозы, ярости, агрессии и поза покорности, избежания. Именно данную функцию выразительных движений подчеркивает Рубинштейн. Как бы выразительные движения ни возникли, — пишет он, — они «не просто рудиментарные образования, потому что они выполняют определенную актуальную функцию, а именно — функцию общения; они средство сообщения и воздействия, они речь, лишенная слова, но исполненная экспрессии».

Эта информационная функция выразительных движений не только сохраняется у человека, но и приобретает первостепенное значение.

Но если у животного выразительные движения естественны и непроизвольны, то человек может сознательно регулировать мимику и пантомимику: радость встречи, приветливая улыбка, угроза, сексуальная поза и многое другое человек отражает через выразительные движения. В определенной мере эти движения регулируются социальной нормой.

Наряду с мимикой большое значение, может быть не до конца оцененное, в выражении эмоций играет общий тонус скелетной мускулатуры (гордая поза, унылая походка и т.д.). В силу возможности произвольной регуляции выразительных движений последние часто служат у человека для маскировки истинных чувств, для провокации поведения других людей в желаемом для себя направлении. Иногда это просто безобидная приветливая улыбка, но часто и глубокая маскировка агрессивных намерений. Вместе с тем исследования показывают, что когда человек не контролирует свое поведение, выразительные движения могут многое сказать о его чувствах и отношениях.

Одним из первых успешную систему для классификации мимических выражений отдельных эмоций предложил Вудвортс (Woodworth,1938). Он показал, что по мимическим выражениям могут быть достаточно успешно категоризированы следующие шесть чувств: 1) любовь, счастье; 2) удивление; 3) страх, страдание; 4) гнев, решительность; 5) отвращение; 6) презрение.

Особый класс выразительных движений составляют жесты. В определенной мере их можно рассматривать как развитие мимики и пантомимики. Жесты являются экспрессивным сопровождением речи. В силу сказанного, они тесно связаны с конкретными эмоциями, наделены определенной семантикой и могут служить индикаторами каких-то чувств и переживаний. При этом мы часто используем жесты неосознанно, поэтому они нас выдают. Существует целое направление в психологии, которое разрабатывает данную проблематику и ее практическое применение.

Заметим, что для понимания выразительных движений большое значение имеет опыт личных переживаний и самоанализа. Несомненно, что пониманию выразительных движений способствует и специальное обучение.

Развитие выразительных движений у человека происходит в процессе общения — субъект, воспринимая выразительные движения других и раскрывая их символическое значение, формирует и свои выразительные действия. Форма и способ использования выразительных движений во многом определяются социальной средой в целом и национальными особенностями. Нетрудно заметить, что жестикуляция русского отличается от жестикуляции грузина, грека от финна, индейца от испанца. В выразительных движениях слито природное и социальное.

Мощным индикатором эмоционального состояния является речь человека. Сравните речь, полученную на электронном синтезаторе, и естественную речь человека. Они не похожи друг на друга, хотя и могут передавать одну и ту же информацию. Но речь человека тем и отличается, что она живая, т.е. насыщенная переживаниями. В силу этого живая речь несет намного больше информации, чем составляющие ее слова. Эмоции и чувства проявляются в речи в виде интонаций, тембра, ритма, темпа, в виде повышения и понижения голоса, пауз. От волнения голос начинает дрожать, речь становится прерывистой, меняются гармонические характеристики, общий «рисунок» речи, ее построение.

Исследования, связанные с изучением психологии труда, показали, что характеристики речи служат надежным показателем напряженности труда, его эмоциональной насыщенности. В голосе проявляется вся гамма отношений между людьми. Голос может быть ласковый и суровый, радостный и печальный, успокаивающий и угрожающий, пугающий и привлекающий и т.д.

Если учесть, что речь реализуется высшими отделами мозга и насыщена эмоциями, можно сделать вывод, что эмоции находятся под управляющим воздействием высших отделов головного мозга.

Эмоции проявляются не только в выразительных движениях и речи, но и в симптомокомплексах личностных характеристик. В этом случае отдельные эмоциональные характеристики индивида объединяются в целостные эмоциональные образования, характеризующие человека как субъекта деятельности и как личность.

В качестве примера могут выступать экстравертивный и интровертивный эмоциональные типы (по К. Юнгу). Преимущественно они характерны для лиц женского пола.

Экстравертивный эмоциональный тип живет под руководством своих эмоций, которые развились в приспособленную и подвергнутую контролю сознания функцию. Эмоции данного типа соответствуют объективным положениям и общепринятым ценностям. Женщины этого типа любят «подходящего человека», который по своему званию, возрасту, состоянию, почтенности своей семьи соответствует всем разумным требованиям. Такие жены — верные подруги своих мужей и хорошие матери. Поскольку «правильно» чувствовать можно только тогда, когда ничто не мешает, а мешает прежде всего мышление, то оно у данного типа подавляется. Такая женщина может думать очень много и умно, но поступать будет в соответствии со своими эмоциями. Мышление выступает добавкой к эмоциям. Любое логическое заключение, которое может помешать чувствованию, изгоняется. Поэтому бессознательным содержанием данного типа женщин является прежде всего своеобразное мышление. Это мышление инфантильно, архаично и негативно.

В крайних степенях выражения для рассматриваемого типа характерно, что как раз вокруг наиболее ценимого объекта собираются бессознательные мысли, которые безжалостной критикой лишают этот объект ценности.

Интровертивный эмоциональный тип характеризуется преобладанием интровертивного чувствования. Женщины этого типа по большей части молчаливы, труднодоступны, непонятны. Они не блистают и не выдвигаются вперед. Истинные мотивы их поведения остаются по большей части скрытыми. Они приятно спокойны, не стремятся принуждать другого к чему- нибудь, характеризуются легким оттенком инфантилизма и холодностью, которая может усилиться до равнодушия к благополучию и несчастью другого. Иногда начинают чувствовать ненужность собственного существования. К объекту, который вызывает симпатию, проявляют благожелательный нейтралитет, иногда с легким оттенком превосходства и критики, которые действуют расхолаживающе. Агрессивную эмоцию в свой адрес отражают с убийственной холодностью.

Внешняя холодность может быть обманчива, эмоции данного типа могут быть интенсивны, но они развиваются вглубь. Положительное отношение к другим выражается чаще не эмоционально, а словами и поступками. Внутренние эмоциональные переживания, сострадание к другим может внезапно вылиться в героический поступок.

Личная скрытность приводит к подозрению, что и другие все скрывают, это порождает подозрительность, подверженность к влиянию слухов, склонность к интриге и соперничеству. Такой тип характеризуется мнительным честолюбием и злобной жестокостью.

Источник: 
Шадриков В.Д., Введение в психологию. Способности человека
Темы: