Эмоции младенца

С точки зрения исследователей эмоций, у младенцев можно наблюдать базовые, универсальные выражения лица - интерес, радость, удивление, отвращение, гнев, страх. К примеру, при оценке поведения новорожденного выражение интереса наблюдалось на звук погремушки, отвращения — при сосании мыльного пальца исследователя, гнев наблюдался при тестировании приносящего максимальное неудобство рефлекса. Младенцы уже в первые недели жизни меняют выражение лица так, что многие родители интерпретируют это как радость, гнев, удивление, страх, печаль или интерес. Эти ранние выражения лица, несомненно, имеют рефлекторную природу и требуют более тщательного изучения и категоризации. Однако есть основания считать, что младенец рожден с удивительной степенью лицевой нейромускулярной зрелости и, более того, что движения лицевых мускулов частично объединены в узнаваемые конфигурации, которые позже в жизни станут значимыми социальными сигналами. Если эти выражения лица случаются редко у новорожденных, то к возрасту 2-4 месяца они очевидны. В одном из исследований младенцев снимали на видеопленку во время игр с мамами и незнакомыми. Впоследствии при просмотре фильма и слайдов с выражениями лица матери могли классифицировать каждое из выражений лица младенцев как одно из обнаруженных ранее при исследовании взрослых универсальных выражений. Такие же результаты были обнаружены при наблюдении за младенцами при приближении незнакомого и в игре «ку-ку». Результаты этих исследований дают основания утверждать, что выражения лица младенца могут быть легко узнаны и классифицированы при использовании тех же категорий, которые используются для взрослых.

Определено, что младенцы имеют положительные выражения лица чаще, чем отрицательные. В первые две недели жизни наиболее приятное для родителей положительное выражение лица ребенка в виде улыбки можно наблюдать в так называемый период парадоксального сна, сопровождаемого движениями глазных яблок. Такое выражение лица является отражением циклического изменения электрических потенциалов мозга. Улыбка редко наблюдается, когда младенец находится в бодрствующем состоянии с открытыми глазами. Хотя новорожденные и улыбаются, эта реакция является рефлекторной, часто вызванной поглаживанием щек или губ. Вследствие внутренней нейрофизиологической природы и несвязанности с изменением внешнего мира, она была названа эндогенной улыбкой.

В возрасте между шестью неделями и тремя месяцами улыбка ребенка становится экзогенной, вызванной внешними событиями. Однако среди всех внешних стимулов человеческое лицо, взгляд, высокий голос и щекотка вызывают улыбку с наибольшей вероятностью. В первые полтора месяца наиболее эффективен голос матери, а после 6 недель лицо более эффективно, чем голос. Таким образом, став экзогенной, улыбка становится преимущественно социальной. Морфология улыбки все еще не меняется, она выглядит все также, хотя меняется вызывающая ее причина. В три месяца с улыбкой происходит еще одно изменение и она становится тем, что называется инструментальным поведением. Младенец теперь улыбается для того, чтобы получить ответ от кого-либо, например ответную улыбку или слово от матери.

Около четырех месяцев улыбка становится частью гладко протекающего и скоординированного действия и может появляться одновременно с другими выражениями лица. Возникают более сложные, часто двойственные выражения, например улыбка с нахмуренными бровями. В возрасте 4—5 месяцев младенец начинает смеяться, особенно в ответ на социальное взаимодействие, неожиданное изменение зрительной стимуляции и щекотку. В 7—9 месяцев он начинает смеяться скорее в предвосхищении появления лица матери при игре в «ку-ку», чем в ответ на завершение всей игровой последовательности. Однако после первого дня рождения дети улыбаются и смеются над событиями, причиной которых были они сами.

Считается, что изменения улыбки в младенческом возрасте происходят благодаря развертыванию врожденных тенденций. Основанием для такой точки зрения могут быть данные о значительном сходстве направления и времени изменения улыбки у младенцев, выросших в самых различных социальных условиях и условиях окружающей среды, и результаты наблюдения за слепыми детьми, у которых не было возможности видеть или имитировать улыбки, или получать зрительное подкрепление и обратную связь на свои улыбки. Если до 4—6 месяцев улыбки слепых младенцев были сравнимы с улыбками зрячих и проходили те же стадии и временные периоды развития, то после этого возраста у слепых стали наблюдаться угнетение и приглушенность выражения лица, улыбки были менее выразительными.

В отличие от улыбки смех не наблюдается от рождения и, по-видимому, не проходит через эндогенную фазу. Впервые он появляется в ответ на внешний стимул примерно между четвертым и восьмым месяцами. Вначале, от четырех до шести месяцев, он наиболее легко вызывается тактильной стимуляцией, такой как щекотка. В возрасте от семи до девяти месяцев более эффективными становятся звуковые события, а от десяти до двенадцати месяцев смех с наибольшей готовностью вызывается зрительными сигналами. Как и у улыбки, его форма мало меняется от времени появления в течение жизни. Он есть и у слепых, и у выросших вместе с животными детей. Смех также становится видом инструментального поведения уже в раннем возрасте.

Различные степени выражения недовольства, вплоть до плача, наблюдаются, как и улыбка, от рождения, проходят подобный курс развития и морфологически мало меняются в течение всей жизни. Они становятся экзогенными видами поведения, вызванными внешними причинами, раньше, чем улыбка, и считается, что инструментальное использование плача можно видеть уже в три недели от рождения. К третьему месяцу жизни каждое из этих выражений и вся последовательность, к которой они относятся, готовы и выступают как социальное и инструментальное поведение, чтобы помочь младенцу проводить и регулировать свою часть взаимодействия с матерью.

Источник: 
Мухамедрахимов Р.Ж., Мать и младенец