Учение о доминанте

Еще один знаменитый русский физиолог, Алексей Алексеевич Ухтомский (1875—1942) ввел понятие доминанты (от лат. dominatio — господство), ставшее весьма немаловажным для психологии внимания. Исходно предназначенное для описания и объяснения работы нервной системы, это понятие оказалось не только пригодно, но и очень полезно для описания поведения человека, феноменов его познания и социальной жизни.

Над учением о доминанте А. А. Ухтомский работал более двух десятилетий. Доминанта в его работах предстает как «фокус возбуждения» в нервной системе, который подчиняет себе работу всех прочих нервных центров и определяет направленность поведения человека или животного в данный момент времени. Если обратиться к определению самого А. А. Ухтомского, это «более или менее устойчивый очаг повышенной возбудимости центров, чем бы он ни был вызван, причем вновь приходящие в центры возбуждения служат усилению (подтверждению) возбуждения в очаге, тогда как в прочей центральной нервной системе широко разлиты процессы торможения» [82, 39]. Именно поэтому первое поведенческое следствие возникшей доминанты — «векториальная определенность движения: возбуждение в одном, сопряженное с торможением в другом» (там же). Словом, благодаря доминанте и поведение, и познание оказываются направленными. А поскольку направленность — одно из фундаментальных свойств внимания, связь доминанты и внимания очевидна.

Доминанта характеризуется четырьмя признаками, которые во многом сродни
особенностям внимания, подмеченным классиками психологии сознания.

1. Повышенная возбудимость некоторой центральной области мозга по отношению к раздражителям (снижение порогов возбуждения при появлении соответствующих А.А.Ухтомский раздражителей). Сходным образом мы за-
мечаем слабые стимулы, если уделяем им особое внимание, и не замечаем сильных, если отвлекаемся от них.
2. Способность этой области мозга суммировать, накапливать возбуждение.
3. Способность поддерживать его во времени..
4. Инерция, на важное место которой в функционировании внимания указывал Э.Титченер (см. разд. 2.1.5). Согласно А. А.Ухтомскому, инерция выражается в том, что «однажды начавшись в данном центре, возбуждение продолжается далее» [82, 122].

Учитывая приведенные характеристики доминанты, А. А. Ухтомский полагал, что «в высших этажах и в коре полушарий принцип доминанты является основой акте^ внимания и предметного мышления» [82, 46] (курсив мой. — М. Ф.). Например, в работе любого ученого доминанта выступает как «гнездо, вокруг которого группируется вся остальная деятельность, поведение и творчество» [82, 145]. Что бы ни делал ученый, о чем бы он ни читал, куда бы ни шел, он неустанно продолжает думать о занимающей его научной проблеме. Если в книге попадется цитата, которая иллюстрирует его мысли, эта цитата едва ли пройдет незамеченной. Если коллега в разговоре случайно упомянет какого-то общего знакомого, у которого есть нужная для решения научной проблемы работа, то ученый может прервать разговор и отправиться на розыски этого знакомого. Доминанта оказывается сродни «умственному моноидеизму», как определял внимание Т. Рибо. Господствующее в сознании представление так же подчиняет себе остальные впечатления, как доминанта — процессы в головном мозгу ученого.

За переключением внимания А. А. Ухтомский усматривал смену доминант. Определяться такая смена может как внешними событиями, так и нашим прошлым опытом. По словам А. А. Ухтомского, «в душе могут жить одновременно множество потенциальных доминант — следов от прежней жизнедеятельности. Они поочередно выплывают в поле душевной работы и ясного внимания, живут здесь некоторое время, подводя свои итоги, и затем снова погружаются вглубь, уступая поле товаркам...» [82, 50].

В простейших случаях доминанта складывается как следствие внешнего воздействия, такого, как громкий звук или появление на тротуаре автомобиля, водитель которого не справился с управлением. В подобных случаях она будет стоять за явлениями непроизвольного внимания. Услышав громкий звук, человек повернет голову и отвлечется от того, чем был занят только что. Заметив автомобиль, перестанет двигаться в прежнем направлении, прекратит разговор со спутником и отпрыгнет в сторону.

В течение жизни человек накапливает множество разных доминант, начиная от типичных способов реагирования в опасных ситуациях и заканчивая специфической человеческой «доминантой на лицо другого». В этом случае за появлением доминанты стоит механизм, в чем-то подобный тому, который старший современник и соотечественник А.А.Ухтомского Н.Н.Ланге видел за волевым вниманием. «След однажды пережитой доминанты, а подчас и вся пережитая доминанта могут быть вызваны вновь в поле внимания, как только возобновится, хотя бы частично, раздражитель, ставший для нее адекватным. Старый и дряхлый боевой конь весь преображается и по-прежнему мчится в строй при звуке сигнальной трубы» [82, 51]. Вспомним Н.Н.Ланге: когда у человека возникает слабый образ предмета, которому предстоит стать объектом внимания, усилен он будет за счет системы моторных представлений, связанных с этим образом. По определению А. А. Ухтомского, активизацию всей системы нервных центров, которая оказывается в результате особым «функциональным органом» поведения, и следует назвать доминантой.

Источник: 
Фаликман М.В., Внимание