Деформация социальных отношений

К числу главных критериев, характеризующих нормальное состояние социальных отношений, можно отнести прежде всего их соответствие мировым стандартам в области международного права. Они должны основываться на гарантиях свободы совести, слова, на праве собственности, передвижения, тайны переписки, телефонных переговоров, на нормах нравственности и культуры. Именно эти фундаментальные ценности лежат в основе нормальных, цивилизованных отношений. Отклонение от них приводит к деформации социальных отношений, что означает их несоответствие общепринятым правовым, экономическим, нравственным и культурным нормам, регулирующим отношения в сфере государства, экономики и общества.

Говоря о деформации социальных отношений, важно учитывать восприятие и отношение различных групп к этому явлению.Одни воспринимают деформацию как отклонение, другие – как норму или как нечто естественное.

Признаками деформации являются нарушения в сфере правовых, нравственных, культурных, психологических отношений: отсутствие свободы слова, выбора, необоснованные ограничения в области передвижения, тотальный контроль, экономическая зави-симость и др.

Деформация социальных отношений приводит к деформации личности и общностей, т.е. социальной патологии, что особенно остро проявляется в период ломки социальных институтов.Именно синдромом потрясений вызван интерес психиатров к общественной жизни в конце XIX в.

Социальная патология находит свое выражение в искажении шкалы ценностей, приоритетов, «Я-образа», самооценки, в утрате самоуважения, достоинства, в возникновении самоунижения, «комплекса неполноценности». Она характеризуется дегуманизацией,утратой культуры, нравственности, беспрецедентным снижением психологического здоровья нации, ростом проституции, наркомании, пьянства, умышленных убийств и самоубийств. Э. Дюркгейм,первым обративший на это внимание, назвал данный феномен аномией. Он считал, что все это является следствием дезорганизации общества. Социальная патология может приобретать чертысредневековой психологии и проявляться в нетерпимости к представителям других религий, наций. Для социальной патологии характерны также массовое умопомрачение, слепая вера, экстатичность или, напротив, депрессия.
Всесилье мифов, стандартов, стереотипов, и в том числе одобряемых властью псевдонорм, поддерживается, как правило, за счет страха и тотальной слежки, доносительства.

Поразительно точное описание социальной патологии дано в произведениях русских писателей и поэтов: Прощай, немытая Россия, Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые,И ты, послушный им народ! М. Ю. Лермонтов

Одним из проявлений социальной деформации и патологии является «гулаговская психология», которой свойственна следующая симптоматика:
- насилие как идеология, как картина мира, как образ жизни;
- милитаризация общественного мнения;
-наличие всевозможных комплексов и синдромов, главными из которых выступают раболепие по отношению к начальству и психология «хозяина» по отношению к нижестоящим;
-патология в области стереотипизации, выражающаяся в социальной шизофрении: подозрительности, поиске врагов;
- изменения в области эмоциональной сферы (имеются в виду страхи);
- наличие в сфере локуса контроля внешней стратегии поведения (объяснение неудач за счет внешних помех);
-формирование одномерного человека (массового человека, автоматически конформной личности), для которого характерны некритичность, отсутствие индивидуальности;
- лишение человека субъективности и превращение его в объект воздействия, что проявляется в снижении активности, опоры на внутренний мир, в ослаблении способности к изменениям, в ограничении видения перспективы, многомерности существования;
-возникновение мутантов типа шариковых и швондеров, доминирующей чертой которых является воинствующее бескультурье;
- преобладание силовых, нецивилизованных способов урегулирования конфликтов;
- повышенная внушаемость и психологическая защита, вынуждающая жить во лжи (легко принимать ложь со стороны, лгать себе, другим), т.е. разделять стандарты, основанные на неправде.

Это создает базу для формирования мифов, более того, мифологизации общественного мнения, установок, стереотипов, шкалы ценностей.

В переходное время социальной патологии также присущи массовая мистификация (масштабное увлечение колдовством, шаманством), мифологизация, милитаризация общественного мнения, этноцентризм и другие подобного рода явления. Однако они носят не фатальный, а временный, преходящий характер.

Основной деформацией социальных отношений и общения является этатизм - абсолютизация роли государства по отношению к жизни общества и экономики. Сложились следующие виды деформации социальных отношений:
- изоляционная: «железный занавес» в 30-е годы, затем полузакрытое общество; «крепостное право» внутри страны (паспортизация, прописка) и т. п.;
- жестконормативная: монополизм партийно-государственной власти, зацентрализованность экономики, распределение дефицита, превращение личности в «винтик»;
- хаотичная: характерна для так называемой перестройки, начавшейся в середине 80-х годов;
- искусственно конфликтная;
-нравственная: дегуманизация отношений, обесценивание человеческой жизни;
- криминальная: засилье преступного мира, сращивание власти с мафией и т. п.

Рассмотрим более подробно первые два вида деформации социальных отношений.

Изоляционная деформация социальных отношений в тоталитарном государстве возникает в результате установления «железного занавеса», что значительно затрудняет процесс социализации личности и способствует отрыву от цивилизации. Делается это для того,чтобы люди не знали правды и не могли разрушить лживые мифы и стереотипы путем сравнения с мировыми стандартами жизни.

Изоляционная деформация социальных отношений обусловливается и наличием своеобразного «крепостного права»: прописки, паспортизации. Данные факты не что иное, как нарушение прав человека.

Одной из причин изоляционной деформации социальных отношений являются действия националистических сил.

Вместе с тем деформации социальных отношений способствует и так называемый эффект краудинга (скученности). Проживание в условиях общежития приводит к эмоциональной напряженности людей, к казарменной психологии.

Изоляционная деформация социальных отношений возникает также в результате ограничений в области:
- свободы слова (запрет публикаций художественных и научных работ диссидентского толка; цензура периодики, теле- и радиопередач, служебной и личной переписки; перлюстрация корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров);
- «человеческих контактов» (отсутствие возможности свободного передвижения внутри и за пределами страны);
-доступа к информационным банкам, обмена информацией невозможность получения газет, журналов, книг, издаваемых за убежом, просмотра телепередач иностранных телекомпаний).

Иными словами, изоляционная деформация социальных отношений проявляется в нарушении циркуляции потоков информации, корреспонденции, человеческих контактов, оторванности т мировой культуры и цивилизации, т.е. социальной депривации.

Основой жестконормативной деформации социальных отношений является абсолютизация роли государства по отношению к экономике и обществу. Дело в том, что условием нормальных социальных отношений выступает разграничение функций государства, экономики и гражданского общества. В результате этатизма возникает монополия государства в сфере:
-политики (вместо многопартийности устанавливается режим одной партии, которая превращается в элемент государственной структуры);
-экономики (взамен многоукладной экономики возникает абсолютно централизованная экономика, отличительными признаками которой выступают фондирование, распределение, дефицит, создание адаптивной системы в виде черного рынка, другими словами, установление свобод-
ных, либеральных, рыночных отношений и замена их планово-распределительными, лишение личности возможности выбора, субъективности);
- общества, в котором все отношения унифицируются в соответствии с идеологией и возникает казарменная психология, эффект «гребенки», одинаковости.

Жестконормативная деформация социальных отношений проявляется также в искаженности стратификации общества. Классообразующим признаком в условиях отсутствия рынка выступает доступ к распределению фондов, что влечет за собой реальную власть. В зависимости от близости к
дефициту возникли такие страты, как номенклатура, работники торговли и пр. В этом случае стратификация строится с учетом ведомственного, а также территориального признаков, так как столичный житель по сравнению с провинциалом оказывается в более привилегированном положении.
Говоря о жестконормативной деформации следует иметь в виду следующее. Конечно, государство без нормативной базы отношений, конформизма - не государство, а аномия, хаос, «бес-предел». Но государство, сводящее нормотипическое поведение к казарменной психологии и не допускающее
плюрализма, диссидентства, травмирует «Я», «сплющивает» его, не дает раскрыться,самоактуализироваться, заставляет быть как все, чтобы не выглядеть «гадким утенком», «белой вороной». Здесь возникает идеологический конфликт между Эго (Я) и Супер-Эго, который приводит к комплексу неполноценности.

При жестконормативной деформации социальных отношений поведение личности становится жесткоролевым. Подобный факт нельзя объяснить только с позиции индивидуально-личностного подхода, направленного на выявление роли индивидуальных особенностей в поведении.

В такой ситуации складывается адаптивная система отношений, направленная на избежание последствий ограничений. Эта система, позволяющая компенсировать дефицит питания и товаров путем образования круговой поруки и блата в сфере распределения материальных благ, формируется и функционирует на основе жестких норм.

Последние образуют ожидания, которым должно соответствовать поведение личности. От степени соответствия зависит ее статус и роль. Чтобы занять определенный статус, нужно обладать непросто комплексом определенных свойств. Главное, чтобы образ соответствовал нормам определенного страта.

В условиях жестконормативной деформации социальных отношений срабатывают механизмы психологической защиты личности:
-ролевая защита заставляет быть как все, приспосабливаться, идентифицировать себя с окружающими людьми, унифицировать свое поведение;
- открытая ролевая защита - запугивание других путем создания ореола «ни перед чем не остановлюсь»;
-адаптивная защита - снятие эмоционального напряжения, возникающего в результате адаптации к условиям изоляции и среды путем агрессии, обесценивания, формирования комплекса неполноценности, заниженной самооценки;
- произвольный отказ от защиты - появление значащих переживаний, чувства вины, раскаяния, стыда, совести, внутриличностного конфликта, переоценки шкалы ценностей, пересмотра стереотипов.

Государство, присвоившее себе право диктовать (распределять, контролировать и т.п.), обеспечивает собственную безопасность и сохраняет такую структуру социальных отношений, которая с классовых позиций является верной, но с точки зрения цивилизации, мировых стандартов выглядит безнравственной. При этом человек остается только объектом социальных отношений, а отнюдь не их субъектом.

С правовой точки зрения социальные отношения могут быть нормальными в том случае, если имеют место:
- принятие конституции, в которой провозглашены основные права и свободы, заложен механизм их реального обеспечения;
- разделение полномочий между ветвями власти;
- профессиональный парламент, избранный на многопартийной основе;
- сильная исполнительная власть, основанная и функционирующая на основе примата закона и обеспечения национальной безопасности;
- многопартийность;
- многоукладная экономика, основанная на конкурентных, нравственно здоровых отношениях;
- гражданское общество, в основе которого лежат общечеловеческие ценности, приоритеты и права личности, принципы самоуправления.

Данные факторы должны соответствовать культурным, социально-психологическим характеристикам общества, т.е. тому, что называется менталитетом. В противном случае нравственная деформация социальных отношений проявляется в виде соответствующих стереотипов, привнося в
общение такие черты, как страх, раболепие, доносительство.

Из-за сложившихся стереотипов для асоциализированной личности не существует нравственного конфликта мотивов, каких- либо запретов, понятия «нельзя», моральной «цены» удовлетворения потребностей. Для нее приемлемы и оправданны все средства достижения целей, в том числе и
насилие. При этом источники и способы приобретения всяческих благ перестают быть незаконными и безнравственными. Труд теряет социальную ценность, перестает быть единственным источником достижения благосостояния и критерием оценки личности. Нравственная деформация социальных отношений порождает фрустрационные ситуации, вызывающие компенсаторные явления (пьянство, наркоманию), которые, в свою очередь, приводят к расстройству психической деятельности.

Нравственная деформация социальных отношений проявляется и на уровне неформальных малых групп, для которых характерно наличие специфической структуры. Групповые стереотипы и нормы поощряют насилие, с помощью которого личность самоутверждается, не найдя возможности проявить свое «Я» позитивным путем.Деформация процесса социализации, выражающаяся в нарушениях семейных отношений, воспитании ребенка вне семьи, приводит к образованию у личности ряда специфических свойств, влияющих на ее агрессивность, деформирующих нормальное общение.

Интериоризация нравственно деформированных социальных отношений обусловливает формирование ущербной личности, что проявляется в возникновении стереотипов, оправдывающих любые источники и способы «доставания» вещей и предметов (опрос показал, что спекуляция,
«фарцовка», проституция являются вполне одобряемыми молодежью средствами достижения целей); «зацикленности» на материальных ценностях, на приобретении дефицитных вещей, обретающих в силу трудностей их доставания свойства сверхпрестижности (личность, превращая эти вещи в культ и фетиш, становится их рабом); обеднении интересов, так как все силы и способности человека и его время уходят на приобретение вещей и предметов, на установление связей, поиск «лево-
го» заработка; невыгодности соблюдения нравственных принципов, быть честным и принципиальным; приобретении аморального и преступного опыта.Подобный тип личности вступает в конфликт с социальными нормами, что приводит к совершению противоправных действий.

Источник: 
Деркача А.А., Социальная психология