Миронов Д.А. Тектология и ритмология: опыт сопоставления в контексте идей русского космизма

Кандидат философских наук Миронов Д.А. в статье "Тектология и ритмология: опыт сопоставления в контексте идей русского космизма" (Журнал "Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке" (Том 8. №1А, 2019) сопоставил идейные представления двух авторов философского течения русского космизма: А.А. Богданова  и Е.Д. Лучезарновой (Марченко)...
 

Аннотация: В данной статье сопоставляются идейные представления двух авторов, которые принадлежат мировоззренческо-философскому течению русского космизма. А.А. Богданов — основатель концепции «тектологии» (науки об организации опыта) в начале XX века; Е.Д. Лучезарнова (Марченко) — создатель учения ритмологии (науки о ритме) в начале XXI века. Анализируются два авторских мировоззрения в антропологическом  контексте истории русского космизма. При различиях в подходах выявляются общие сходные мировоззренческие черты. Во-первых, единство и примат практики и опыта над теоретическими построениями. Во-вторых,  рассмотрение человека сквозь призму материалистического антропологизма: обе концепции вырастают из базового представления о человеке как о системе, организующим комплексом которой является мозг и сознание. В-третьих, в своих теоретических построениях оба автора ставят своей задачей преодолеть философию в пользу новой метанауки. Прослеживается единство двух концепций и в средствах осуществления заявленных целей и задач с помощью систем образов художественной литературы. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что идеи русского космизма не только не утратили своей актуальности и значения для русской философии в начале XXI века, но, напротив, развиваются в современности и получают широкий резонанс в обществе.

            Ключевые слова: русский космизм, ритмология, ритм, ритмометод 7РО, эмпириомонизм, тектология.

           «Русский космизм» является уникальным проектом русской философской мысли, который сформировался как мощная идейная платформа к началу XX века. Его основы были заложены во второй половине XIX века духовными усилиями Н.Ф. Фёдорова. Идеи скромного служащего Румянцевской библиотеки в Москве привлекли к себе живой интерес со стороны Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и В.С. Соловьева. Фёдоровский проект «патронификации» — воскрешение мёртвых предков средствами науки ради воссоздания всеобщего братства — поистине неповторимое явление в мировой культуре. Крах исторического христианства, который постиг западный мир к началу XX века, вызвал диаметрально противоположные оценки в России и в западных странах.

         Если в странах Европы возглас Ф. Ницше: «Бог умер!» был воспринят интеллектуалами как сигнал к поиску новой онтологии и другого Начала (Ereignis), что нашло своего идейного вдохновителя в лице М. Хайдеггера, то в России кризис христианских идей получил иные трактовки: от революционных (отказ от христианских идей) до консервативных (возврат в византийству, как у Леонтьева). Русский космизм предложил своё решение: поиск новой духовной идентичности русского народа как развитие религиозно-утопического и мифологического сознания на материале христианских идей, являя собой третий путь — консервативно-революционный. Подспудно в данной интенции русских космистов прочитывается желание переосмыслить христианство как развитие божественной идеи о человеке антропологическими силами и средствами, отмежевавшись от обрядовой церковности; попытаться «снять» христианство, вернувшись к истокам — к платонизму с учётом русского культурно-исторического контекста. Проект Н.Ф. Фёдорова свидетельствует: не стоит дожидаться второго пришествия Христа (парусии), но должно усилиями человеческого разума и с помощью технологических средств науки взять духовное лидерство в попечении о человеке самому человеку. Мысль Ф.М. Достоевского о «всечеловеке», о которой он поведал в своей эпохальной пушкинской речи, примирив на время враждующие течения славянофилов и западников, говорит о том, что русский человек должен взять на себя бремя духовного становления человечества на Земле. Стать «всечеловеком», значит, вместить в себя все черты человечества, чтобы спастись в братской любви и разуме, преодолев разногласия и конфликты. Л.Н. Толстой в зените своего духовного восхождения в поиске истины приходит к мысли о религии разума, смыкаясь с мыслью И. Канта о «религии в пределах разума». В.С. Соловьев повествует о «теократическом государстве», в котором произошло бы объединение Западной и Восточной церквей, о новом становлении христианской теократической идеи.

         Идеи русского космизма глубоко проникли в культурную ткань общественного сознания, их влияние не прекращается и поныне. Конкретное воплощение фёдоровские идеи получили в проекте советской космонавтики. Стоит отметить непрерывную цепочку идейного вдохновения, передававшегося, словно олимпийский огонь, от Н.Ф. Фёдорова к К.Э. Циолковскому (фёдоровскому ученику и последователю), а затем к С.П. Королеву (ученику Циолковского), который и воплотил в жизнь мысль о полёте человека в космос.

         Идеи русского космизма получили настолько широкое распространение в литературе (А. Платонов, последователь Н.Ф. Федорова, И. Ефремов, братья Стругацкие), в музыке (А. Скрябин), в искусстве, в философии и науке, что сегодня любопытно найти область русской культуры, где бы не просматривались отголоски этих идей. Весь социалистический реализм советской эпохи так или иначе построен на идее достижения невозможного, являя черты проективно-утопического мышления (например, пятилетка в три года, ближайшее покорение Марса и т.д.). Данная тема заслуживает отдельных детальных исследований в философском, культурологическом и социологическом контекстах.

         Дело даже не столько в утопическом сознании мыслящего слоя русской интеллигенции, сколько в удивительном прорастании зёрен идей русского космизма на благодатной почве мифомышления культурного сознания народа в целом в России XIX-XX вв в различных причудливых формах. В период СССР идеи русского космизма получили колоссальное развитие, пусть и не всегда зримое, однако весьма экстравагантное. Например, идея «богостроительства», которую развивали А.В. Луначарский и М. Горький — только один из ярких примеров духовных интенций союза русской интеллигенции и народных чаяний. Другим знаковым примером могут считаться философские идеи Александра Александровича Малиновского (Богданова). Будучи убеждённым марксистом, он явился одним из создателей и идейным движителем большевистского движения в России. Некоторое время был ближайшим другом и соратником В.И. Ленина, однако вскоре разошёлся с ним по идеологическим и философским соображениям, оставшись в памяти истории данного периода как марксист, но не ленинец. А.А. Богданов создал ряд научных трудов («Эмпириомонизм», «Тектология»), которые заложили основы системного подхода и методологии в современной науке. 

         «Основная идея «тектологии» (название было заимствовано А.А. Богдановым у Э. Геккеля, который употреблял это слово по отношению к законам организации живых существ) заключается в провозглашении единства строения и развития самых различных систем («комплексов» — по его терминологии) независимо от того конкретного материала, из которого они состоят, а также от уровня их организации (от атомарного до социального)» [1, с. 174]. Один из первых специалистов по творчеству А.А. Богданова А.Л. Тахтаджян определял тектологию как «всеобъемлющую науку об универсальных типах и закономерностях строения и развития систем» [2, с. 205]. Понятие комплекса привязано к телесности человека: количественное множество элементов, воспринимаемое с помощью разных органов чувств, складывается в качественные разнородности, которые, однако, образуют единство системы «человек». 

         К базовым принципам тектологии можно отнести следующие:

Принцип двойной взаимной регулирующей связи (идея биорегулятора), который сегодня широко используется при организации системы производства.

Принцип эмерджментности, который есть актуализация и развитие идеи Аристотеля о том, что свойства организованного целого больше, чем сумма организующих его элементов, а свойства дезорганизованного целого практически меньше суммы частей.

Принцип развития и способ существования любых систем, который проходит неизбежные системные метаморфозы: конвергенции и дивергенции.

Принцип необходимого сосуществования системы со средой как фактор для её развития.

Принцип кризиса как вызова для системы в пользу переструктурирования её элементов, благодаря которому обеспечиваются качественные скачки в развитии системы.

Кроме того, А.А. Богдановым сформулирован ряд важных методологических принципов, которые получили широкое признание в современной методологической науке.

         Учёный выделяет два универсальных типа систем: централистический (эгрессия) и скелетный (дегрессия). Эгрессия (от лат. «выхождение из ряда») есть система, в которой выделяется высокоорганизованный комплекс (ядро), по отношению к которому все остальные комплексы рассматриваются как периферия. Дегрессия (от лат. «схождение вниз») — образование организационно низших комплексов, которые выделяются сложноорганизованными пластичными комплексами. Он сформулировал аксиому существования систем в среде: невозможно существование независимых и изолированных комплексов, все комплексы организованы средой. При этом и среда, и комплексы вступают в активное взаимоотношение друг с другом, что характеризуется их взаимным же изменением как результат взаимовлияния. А.А. Богданов анализирует и механизмы формирования и регулирования систем. К формирующим механизмам относятся: конъюгация (соединение комплексов), ингрессия (вхождение элемента одного комплекса в другой), дезингрессия (распад комплекса). Для универсального регулирующего механизма А.А. Богданов находит термин «подбор» (по аналогии с дарвиновским «отбором»). «Подбор» заключается в том, что сохранение форм в природе возможно лишь путём их прогрессивного развития. «Подбор» может быть как отрицательным (распад комплексов), так и положительным (с развитием и усложнением комплексов). Мир, с точки зрения тектологии, представляет собой многообразие взаимодействия различных природных начал. Любое событие является результатом взаимопроникновения этих начал друг в друга («конъюгация»).

         Тектология А.А. Богданова сегодня рассматривается как одна из первых научных теорий систем [3]. Н.Н. Моисеев поставил тектологию в один ряд с таблицей Д.И. Менделеева и концепцией биогеохимии В.И. Вернадского [4, с. 43]. Тектология была для А.А. Богданова делом всей его жизни. «Этим завершается изложение общей организационной теории, поскольку она успела для меня выясниться. Дальше должны последовать специальные работы по приложению этой теории к отдельным областям науки, которые ей предстоит глубоко преобразовать» [5, с. 60].

         Идеи А.А. Богданова перестали быть объектом внимания интеллектуальной элиты страны до начала 90-х гг. XX века по политическим причинам. С крахом советской идеологии его книги стали активно переиздаваться, а идеи получили «второе дыхание» на русской почве, в частности, в контексте идейной платформы русского космизма.

         С начала 90-х  гг. сформировалось учение ритмологии, автором которой является Евдокия Дмитриевна Лучезарнова (Марченко). Авторская концепция ритмологии представляет собой учение о ритме. Под ритмологией понимается «наука человека о времени», «ритмология — логика ритма» [6, с. 3]. «Ритмология — наука, позволяющая через знаковую систему выйти на ритм и объясняющая логику его работы» [7, с. 6]. По мнению Е.Д. Лучезарновой, вся Вселенная говорит на языке ритмов, которые поддаются расшифровке благодаря тому, что человек обладает уникальным инструментом познания — мозгом. Мозг человека в состоянии работать с ритмами космоса и производить их сам. Учение Е.Д. Лучезарновой как раз и представляет такую методику, которая оформилась в ритмометод 7Р0.

         Время, по определению автора ритмометода, представляет собой субстанцию, которая имеет  физическую природу и которая рано или поздно будет зафиксирована инструментально наукой. Опираясь на эксперименты Н. Козырева о «физике времени», Е.Д. Лучезарнова предлагает свою методику работы с ритмами. Ритм автор определяет как «кусочек живого времени, оформленный определённым образом словами» [8, с. 3]. Давая другое определение: «ритм — особая жанровая форма, за счёт определенным образом организованной структуры текста, создающая заданные вибрации и содержащая время как субстанцию, способную организовать не только окружающее пространство, но и регулировать человеческие связи» [7, с. 6], автор ритмометода создала серию книг-ритмов («Многомерность уникальности» в 63 томах, «Звёздные ритмы времени» в 18 томах). Ритмотексты Е.Д. Лучезарновой представляют собой особым образом организованный поэтический текст, который, по авторскому замыслу, должен приблизить человека к космической субстанции времени во Вселенной, поскольку «ритмы состоят из времени» [8, с. 24].

         Е.Д. Лучезарнова полагает, что человек, начавший заниматься ритмологией (читать ритмотексты, делать специальные упражнения-ритмики, слушать и смотреть аудио- и видеоритмоконтент), получает шанс осмыслить собственное время внутри себя посредством расширения акта самосознания. Ритмометод 7Р0 может рассматриваться в таком контексте одновременно и как психотренинг, и как мировоззренческо - философская метафизическая доктрина на основе идей русского космизма. Следует особо подчеркнуть, что ритмометод предполагает активное участие человека и практическое его освоение через анализ собственной жизненной ситуации. «Ритмология — когда мы входим в свою память, и все события жизни выстраиваются в единую логическую цепочку» [6, с. 145]. Кроме того, «время можно выделять», т.е. обозначенная ритмологическая работа со временем предполагает освоение времени таким образом, что человек получает психологическое ощущение организатора и руководителя собственного времени.

         Идея системной целостности и организованности во Вселенной у Е.Д. Лучезарновой получила новое неожиданное продолжение. Системность рассматривается ею через понятие «ритм». Ритм, по её мнению, есть всеобщее условие организации всего сущего, в том числе жизни. Именно ритм является той мерой, по которой можно судить о степени организованности или дезорганизованности системы. Человек, с этой точки зрения, есть система среди систем, подчиняющаяся законам ритма, по которым существует всё во Вселенной. Преимуществом человека среди других систем является его способность не только усваивать внешние ритмы космоса, но и способность производить ритмы. «Человек состоит из двух субстанций. Субстанции разума и субстанции тела, или материи» [6, с. 10]. «Человек зависит от внутреннего ритма» [6, с. 20], т.е. способен не только овладеть ритмами космоса, но и самостоятельно творить ритмы. «Человек — это тот, кто уже может сам творить» [8, с. 219]. Причём Е.Д. Лучезарнова различает несколько фаз развития человека в рамках Homo sapiens, прослеживая эволюционные ступеньки развития от Homo к sapiens: от землянина, который в большей мере представляет из себя только тело с его психофизиологическим комплексом и потребностями, к человеку разумному (человеку, овладевшему ритмологией).

         Системность воззрений Е.Д. Лучезарновой состоит в различении времени и пространства, энергии и информации: пространство — это объём, заполняемый различными формами материи, способной менять свои характеристики под воздействием потоков времени. Энергия — это основа протекания / существования  природных процессов. Информация — основа протекания / существования социальных процессов. Метафизика ритмологии строится вокруг представлений о времени, где время – своеобразный аттрактор всей системы комплексов сущего. Время является питающим светом пространства, энергии, информации. Время представлено в текстах Е.Д. Лучезарновой как основа лучевой вселенной, где луч — это источник разума и времени: луч-свет-мир — такова иерархия основного закона этого мира.

         Энергия разделяется на ядерную (плотную, телесную): «вся ядерная энергия направлена на перестановку в пространстве», тогда как «существует и неядерная энергия» [9, с. 5]. Неядерная энергия связана с пробуждением в человеке самосознания и обретения разума. «Люди <…> умеют переизлучать время. Это и есть неядерный источник энергии» [9, с. 7]. Представление о «переизлучении» является важным концептом в учении Е.Д. Лучезарновой, оно обозначает возможность сознательного переструктурирования времени посредством ритмологической практики и ритмодействия. «Если человек начинает мыслить, он начинает переизлучать» [9, с. 7].

         Другим важным положением ритмологии является представление о циклах. «Цикл — это повтор, повторение, а ритм — это первотолчок, процесса ещё нет, он пойдет позже, идёт только самое первое прикосновение. Процесс идёт только в пространстве, во времени же процессов нет» [9, с. 7].. Представления Е.Д. Лучезарновой о времени, которое, являясь физической субстанцией, вместе с тем, не может быть описано ни через какие физические понятия, позволяет рассуждать о нём в «меонических категориях» (не-сущего). «Неядерные источники энергии позволяют нам порождать энергию как бы ниоткуда» [9, с. 17]. А это, в свою очередь, открывает простор для проективно-утопических идей, которыми прославился русский космизм: наступление 5-й и 6-й расы лучистых, лучевого питания и др., которым посвящены многие тексты Е.Д. Лучезарновой. «Наступает эра неядерной энергии» [9, с. 28].

         Потенциал «безумных идей» русского космизма не только не канул в Лету истории, но получил бурное развитие к началу века XXI-го в нашей стране. Представления и метафизические идеи А.А. Богданова и Е.Д. Лучезарновой (Марченко) сближаются в ряде пунктов, которые позволяют высказать гипотезу о концептуальном единстве и преемственности представлений на основе мировоззренческого поля идей русского космизма:

         1. Преодоление философии: и А.А. Богданов, и Е.Д. Лучезарнова стремятся в своих теоретических построениях преодолеть философию как разрозненную совокупность систем философии разных авторов в пользу построения единой концепции метанауки. По мнению А.А. Богданова, «философия не может творить чудес, — а между тем разрешение поставленной перед нею задачи с её наличными средствами были бы именно чудом» [11, с. 316]. Эмпириомонизм снимает проблему материи и духа посредством рассмотрения психического (душа, дух) как индивидуально организованного опыта, а материального (тело) как социально организованного опыта, т.е. различая степени организации опыта внутри системы «человек». Для Е.Д. Лучезарновой философия есть праматерь всех наук, однако, образно говоря, дети (науки) вырастают и идут дальше. Вселенная и человек вступают во взаимодействие через ритм, который является универсальным организующим началом всего сущего, и ритмология может рассматриваться как прообраз такой метанауки будущего. 

         2. Материалистический антропологизм: обе концепции рассматривают человеческую психику в качестве материального процесса и вырастают из базового представления о человеке как о системе, организующим комплексом которой является мозг и сознание. А.А. Богданов  развивает концепцию «эмпириомонизма», в основе которой лежит реалистический взгляд на сознание и психику человека, являющимися действительным отражением объективной реальности. Практика и опыт являются решающим фактором, который помогает человеку сформировать себя человеком и преобразовать мир. Эмпириомонизм есть опыт плюс организация. Е.Д. Лучезарнова предлагает рассматривать опыт и организационные процессы сквозь призму представлений о ритме, в которых «человек — это ритм» [10, с. 9], выстраивая теоретическую концепцию ритмологии и практический ритмометод 7Р0 как антропологию.

          3. Организационная наука будущего сквозь призму опыта. Опыт: субъективный и коллективный — положен в основу обеих концепций в качестве категории познания. «Всякая человеческая деятельность объективно является организующей и дезорганизующей. Это значит: всякую человеческую деятельность — техническую, общественную, познавательную, художественную — можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения» [5, кн., с. 69]. Таким образом, «все интересы человечества — организационные», «а отсюда следует: не может  и не должно быть иной точки зрения на жизнь и мир, кроме организационной» [5, кн., с. 71]. Ритмология подхватывает эти мысли и творчески реализовывается в ритмометоде 7Р0. Е.Д. Лучезарнова высказывает смелое предположение, что главным организатором всего сущего является ритм. «Что значит ритм? – кусочек живого времени оформлен определённым образом словами. Когда вы начинаете прочитывать Ритм, к вам приходит живое время, поэтому ритмы проникают в любую проблему и убирают её. Ритм выбирается по слову-организатору: вы выбираете какое-то слово, одноимённое с вашей проблемой, находите нужный ритм и его прочитываете. Живое время «входит» в проблему, и она исчезает, так как время всегда порождает пространство, а проблемы живут в пространстве» [8, с. 14].

         Наука об организации опыта выдвинута в проекте тектологии А.А. Богданова как задача «объединения всего организационного опыта человечества в особую общую науку об организации» [11, с. 322], предложив свой оригинальный путь построения тектологии от философии к организационной науке. «Область организационного опыта совпадает с областью опыта вообще» [5, с. 73]. У Е.Д. Лучезарновой находим не менее дерзкую программу: «наука ритмология, или мы назовем её "искусство ритмологии" (это и наука, и искусство, и культура, и всё-всё сразу)» [10, с. 26]. «Обычный человек работает только в трёх координатах и время для него — это просто календарь. А ритмология начинается с того, что время — это физическая величина, с которой можно работать. Её можно сгущать и помещать внутрь мозга» [1, с. 17].

         4. Реализация обозначенных программ с помощью художественных средств. А.А. Богданов является автором ряда романов: «Красная звезда», «Инженер Мэнни», «Праздник бессмертия», которые рисуют утопические проекты возможной практической реализации идей тектологии и эмпириомонизма в будущем социальном пространстве человечества. В творчестве Е.Д. Лучезарновой также представлены художественные произведения в русле той же проективно-социальной тематики: книги «ИРЛЕМ», «Радастея», «Дверной звездолёт», в которых на языке образов и метафор рассказывается о возможной реализации ритмологической программы в отдалённом будущем. 

         Таким образом, проект русского космизма исторически является своего рода творческой идейной площадкой для свободной реализации смелых идей, не вписывающихся в современный контекст научных идей. В случае с А.А. Богдановым идея тектологии как всеобщей организации опыта получила признание лишь спустя более полувека полнейшего забвения его творчества. Сегодня возвращение его идей в оборот научной мысли в качестве методологических составляющих теории организации и систем символически восстанавливают историческую справедливость. Мысли А.А. Богданова нашли своих преемников среди многих учёных современности. Е.Д. Лучезарнова (Марченко), взяв за основу мысль о необходимой организации всего сущего,  выстраивает собственную концепцию организации и опыта человеческого бытия через понятие о ритме, создавая в наше время науку ритмологию, которая суммирует и развивает идеи русского космизма на новом витке знаний о человеке и Вселенной. 

Список используемой литературы:

  1. Александр Богданов / Т.С. Протько, А.А. Грицанов. – Минск : Книжный дом, 2009. – 256 с. – (Мыслители XX столетия).
  2. Тахтаджян А.Л. Тектология: история и проблемы // Системные исследования. Ежегодник. – М.: Наука, 1971.
  3. Уёмов А., Сараева И., Цофнас А. Общая теория систем для гуманитариев. – Варшава: Universitas Rediviva, 2001.
  4. Моисеев Н.Н. Люди и кибернетика. – М.: Молодая гвардия, 1984.
  5. Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука / под. ред. Акад. А.Л. Абалкина, акад. А.Г. Аганбегяна, акад. Д.М. Гвишиани, акад. А.Л. Тахтаджяна, докт. биол. наук А,А, Малиновского. – М.: Экономика, 1989. Кн. 1 – 304 с., Кн. 2 – 351 с. 
  6. Марченко Е.Д. Прочти себя / Ритмология: неделя за неделей. – СПб.: Авторский Центр «РАДАТС», 2008. – 280 с.
  7. Лучезарнова Е.Д. Обо мне заботятся. – СПб.: «Ритмовзлёт», 2013. – 216 с.
  8. Марченко Е.Д. В русле времени, в режиме пространства. – СПб.: Авторский центр «РАДАТС», 2000. – 304 с.
  9. Марченко Е.Д. Ритмология об экономике и управлении. – СПб.: Авторский центр «РАДАТС», 1999. – 56 с.
  10. Марченко Е.Д. Освобождение от энергий. – СПб.: Авторский центр «РАДАТС», 2005. – Т. 1. – 512 с.
  11. Богданов А.А. Философия живого опыта. – 3-е изд. – СПб., 1923.
  12. Лучезарнова Е.Д. Человек и время. – СПб., 2017. – 56 с.

Автор ставтьи:  Миронов Данила Андреевич, кандидат философских наук (Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Мин. здравоохранения РФ).

Первоисточник статьи: Философский журнал "Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке" Том 8. №1А, 2019 | Стр. 64-72.Изд-во: "Аналитика Родис"
Источник публикации: 
НОВОСТИ НАУКИ 2018/2019: https://nauka-news.okis.ru/news/1484008

Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.