Пожалеть или поддержать?

Часто взрослые сталкиваются с тем, что ребенок не хочет их слушаться. Например, в младенчестве ребенок лезет в розетку и не слушает взрослых, что это делать нельзя, опасно и т.д. В более старшем возрасте это может быть канава, тонкий лед и много что еще. Дети по своей натуре исследователи.

Взрослый знает о последствиях действий ребенка и ему очень не нравится, когда ребенок его не слушает. Конечно, непослушание ребенка сопровождается страхом взрослого за последствия, которые будут в результате непослушания, за жизнь ребенка, за его благополучие.

Поэтому когда с ребенком случается именно то, о чем его предупреждали, у взрослого появляются негативные эмоции (страх, злость и т.д.) и желание наказать ребенка, «чтобы неповадно было».

Но является ли эта автоматическая реакция на действия ребенка такой уж правильной? Ведь если ребенок плачет горькими слезами, которые явно отличаются от наигранной печали, стоит ли «добивать» ребенка словами: «я же говорил, так тебе и надо!».

В такие минуты, когда ребенок сталкивается с «ужасными» проблемами, которые он не в состоянии решить без помощи взрослых, ему, в первую очередь, нужна поддержка от родных людей. Понимание и защита. А не критика, которая в данный момент может означать для ребенка только то, что родители не понимают его чувств и не помогут ему разобраться с проблемой. А значит идти к ним в других проблемных ситуациях нет смысла, все равно не поймут…

Но нужно отличать поддержку ребенка в сложной для него ситуации от жалости. Бывает так, что если один родитель или другой близкий человек обнимают ребенка, когда он плачет (особенно если это мальчик), то другие родственники осуждают такое поведение родителя: «зачем ты его жалеешь, сам виноват!».

Родственникам кажется, что если ребенка жалеть в сложившейся ситуации с последствиями непослушания, то он тогда точно слушаться не будет, не поймет, что впредь так делать нельзя, а жалость не закалит его характер, он будет «слюнтяй и размазня», не умеющий отвечать за свои поступки. И эти опасения соответствуют определению слова жалость — одна из форм чувства дискомфорта, часто приобретающее вид снисходительного сострадания. Объект жалости воспринимается как «жалкий», то есть униженный в своем несчастном положении. Т.е. если жалеть ребенка, глядя на него сверху вниз с высоты взрослой «идеальности», тогда конечно ребенок сделает вывод, что можно и дальше так поступать, все равно никто ругать не будет, зато может пожалеют. При этом о достижении «идеальности» он даже мечтать не будет, все равно не получится.

В свою очередь поддержка — это (1) предоставление того, что необходимо; (2) обеспечение комфорта, признания, одобрения, подбадривания другому человеку (поддерживающая терапия); (3) рефлексия отношения человека с людьми из близкого окружения, сопереживающими и оказывающими ему реальную помощь. Т.е. поддержка осуществляется взрослыми не с высоты своей «идеальности», а с точки зрения принятия эмоций, которые в данный момент проживает ребенок. И если ребенок пришел к взрослому со слезами, значит ребенок ему доверяет! Он как минимум надеется на поддержку, а как максимум на помощь взрослого, которому доверил свои чувства и проблемы.

Конечно, можно пользоваться детскими слезами и начинать смеяться над ребенком, указывая ему на оплошность. И тогда не нужно удивляться, что ребенок либо больше не покажет Вам своих слез, либо Вы вообще не узнаете о его проблемах, ведь он не хочет быть уязвим перед Вами. Можно жалеть ребенка, когда он попадает в сложные ситуации, а еще лучше жалеть ТОЛЬКО когда ребенку плохо, тогда он начнет манипулировать слезами, чтобы оправдать свой поступок, будет специально вызывать жалость. А можно поддерживать своего ребенка. Хотя бы с точки зрения того, что Вы его родитель или близкий человек, с которым ребенок может поделиться своим горем.

С точки зрения теории привязанности Гордона Ньюфелда, поддержка ребенка в сложной ситуации укрепляет привязанность к взрослому. Привязанность обеспечивает место, где ребёнок может расслабиться, отдохнуть, и с новыми силами отправиться на покорение мира. Первостепенная эволюционная задача привязанности — создать контекст, в котором взрослому будет легко заботиться о ребёнке, а ребёнок будет легко принимать эту заботу. Если ребёнок к нам привязан, то он (в меру) послушен, хочет быть для нас хорошим, следует за нами, смотрит на нас снизу вверх (без унижения), ловит знаки, как себя вести и что делать. Мы легко выстраиваем иерархию с таким ребёнком, несём за него ответственность и действуем с естественным авторитетом.

Поэтому оказание поддержки в трудной ситуации создает для ребенка основания доверять взрослому, причем не только свои трудности, но и чувства, а также обеспечивает ребенка ощущением защиты и осознанием, что все трудности можно решить, ведь он не один! С ним его родитель или другой близкий человек.

Никто не говорит о том, что ребенку не нужно объяснять, что он был не прав. Но делать это нужно, когда он успокоится и будет Вам доверять. Иначе он не услышит Ваших слов и останется с ощущением одиночества в трудной ситуации. А т.к. ребенок до 16 лет в принципе не может видеть всей картины происходящего с разных сторон, то он может сделать неправильные выводы о произошедшем и ситуация может повториться вновь.

Так что Вам решать, критиковать ребенка, жалеть или поддерживать в трудной ситуации.