Социально-психологическая специфика сетевых сообществ

Современные исследования сетевых сообществ носят преимущественно феноменологический характер. Во многом это связано с начальной стадией изучения, практически совпадающей по времени с моментом их становления как самостоятельного элемента Сети. Закономерно, что и сам термин при этом «собирает» в себе достаточно разную с психологической точки зрения реальность. Под сетевыми сообществами понимаются и совокупности пользователей, объединенных вокруг тех или иных временных и/или постоянных тематических содержаний Сети (например, участники тематических телеконференций или постоянные посетители тематических форумов), и приверженцы каких-то определенных виртуальных «местдосуговой коммуникации» (например, тех или иных чатов), и виртуально коммуницирующие члены реальных социальных сообществ и/или организаций («виртуальные фирмы»). И в этом смысле феноменологический этап их изучения как время «свободы выражения многообразия», скорее всего, неизбежен. Вопрос в том, что дальше.

С социально-психологической точки зрения принципиальным представляется решение следующего ряда проблем:
7. Что может быть принято как системообразующий признак сетевого сообщества?
В социальной психологии существует сегодня около сотни определений малой группы — через самые разные критерии или их сумму: взаимодействие, коммуникацию, разделение целей, общность норм и ценностей, распределение ролей, идентификацию с одними и теми же объектами и идеалами, восприятие себя как некоторого единства, взаимное удовлетворение личных целей. Как известно, для отечественной теоретической традиции все это разнообразие «накрывается» критерием совместной деятельности, которую, заметим, довольно трудно операционализировать в конкретном эмпирическом исследовании.

Как отнестись ко всему этому разнообразию при переносе исследований группы в виртуальную реальность? Как они меняются (и меняются ли?) при этом «переносе»? И один из главных вопросов: что есть продукт (результат) совместной деятельности в виртуальности, принципиально наполненной симуляторами?
2. Как соотносятся сетевые сообщества с привычными для социальной психологии дихотомиями в классификациях групп ? Иными словами, это большие или малые группы?

Естественно возникшие или искусственно созданные? Или вообще эти классификации к ним неприменимы, например, в силу отсутствия топологических и временных характеристик целостности?

Если придерживаться отрицательного ответа на последний вопрос, то на каких основаниях должна строиться классификация сетевых сообществ? Или же они в общем и целом сильно похожи друг на друга и в этом смысле не нуждаются в типологизации? Иными словами, сетевые сообщества суть инаковые по отношению к реальным сообществам (и тогда для понимания их специфики необходимо их изучение в сравнении с реальными сообществами) или же они в общем такие же (и тогда возможен простой перенос в виртуальность тех знаний, например, о динамических характеристиках групп, которые уже накопила социальная психология при изучении реальности)?

3. Как переживается членами сетевого сообщества факт одновременного наличия в нем структурных характеристик целостности (например, целей, норм, иерархии статусов) и отсутствия топологических характеристик?

Иначе каков пространственно-временной образ «своих»? Есть ли он вообще? В какой степени отсутствие объективных оснований для его формирования компенсируется и чем именно? Какую психологическую роль для человека играет подобная пространственно-временная «размытость» этих «своих», которые «везде и нигде», — максимально защищающую или какую-то иную?

4. Какова объективная социальная роль сетевых сообществ ? В какой степени они могут быть рассмотрены как группы
социализации личности? Насколько они востребованы сегодня и кем именно? Иными словами, кто агенты и актеры этих социальных образований?
5. Каковы особенности развития (групповой динамики) сетевых сообществ?

Отметим, что данный вопрос может касаться и собственно стадиальности развития, и трансформаций группового давления, и факторов лидерства, и особенностей групповых дискуссий.

И наконец, подчеркнем, почему ответы на все эти вопросы представляются важными: потому что если сетевые сообщества суть некоторые «социально-психологические ячейки» Сети, то возникает возможность исследования их динамических взаимоотношений и взаимосвязи друг с другом, что, по сути, будет демонстрацией психологических оснований сетевой организации.

Представляется, что современный этап исследований сетевых сообществ еще не позволяет однозначно ответить на эти вопросы. Хотя сегодня различные Интернет-комьюнити являются предметом научной рефлексии специалистов самой разной дисциплинарной принадлежности, однако и психологических, и социально-психологических исследований в этой области проводится крайне мало: с одной стороны, в силу новизны самого объекта исследования, с другой — по причине понятных ограничений использования традиционного методического инструментария в ситуации его «переноса» в виртуальное пространство.

Мы позволим себе остановиться далее кратко на собственном исследовании, прежде всего, в силу того, что в ходе его проведения мы пытались применить традиционную социально-психологическую методологию. Задав в качестве основного предмета исследования анализ процессов групповой динамики сетевого сообщества, мы посчитали интересным сделать это через анализ основного продукта деятельности, а именно через исследование текстов методом контент-анализа. При выделении категорий контент-анализа мы исходили из тех основных «линий напряжения», которые можно выделить в современных исследованиях сетевых сообществ, а именно:
1) с одной стороны, выявлен факт спонтанного возникновения сетевых сообществ и их способность к постоянному воспроизводству, реконструированию себя, с другой — необходимость предпринимать специальные усилия для их создания и структурирования деятельности («самостоятельное воспроизводство — организованное производство»);
2) с одной стороны, постулируются их самые широкие возможности, с другой — сложности, связанные с малой реальной востребованностью сегодня («потенциальность — актуальность»);
3) с одной стороны, утверждается, что сетевые сообщества имеют все атрибуты социальной организации (цели, нормы, иерархия статусов), с другой — их открытость, «отсутствие границ», «свобода» («целостность — размытость»).

Нам показалось интересным также посмотреть, как отражаются в текстах характеристики атрибутивного стиля участников сетевого сообщества.

Итак, основными категориями контент-анализа были выбраны оппозиции: «потенциальность — актуальность», «целостность — размытость», «самостоятельное воспроизводство — организованное производство». Атрибутивные суждения анализировались традиционно, как внешние — внутренние, стабильные — нестабильные, глобальные — конкретные. В качестве объекта исследования был выбран текстовый массив, принадлежащий сетевому сообществу «Российское информационное общество» и созданный за все время его существования (6 месяцев на момент исследования). Тексты разных участников рассматривались как единый текстовый массив. Общий объем — 885 Кбт.

В качестве подкатегорий использовались следующие: потенциальность — планы, возможности реализации в будущем, описание ресурсов; актуальность — апелляция к настоящему времени, пересказ опыта, результаты проведенных исследований; целостность — описание топологических признаков (количество участников, время существования, символы границ и пространства), описание структурных признаков (нормы, роли, иерархия, правила коммуникации), описание динамических признаков (содержание деятельности, цели и средства деятельности, функциональные соответствия участников); размытость — отсутствие признаков целостности; самостоятельное воспроизводство — указания на спонтанность, способность к реконструированию; организованное производство — указания на моделированное воздействие, организационные усилия.

Не имея возможности детального освещения полученных результатов, отметим лишь общие тенденции. С точки зрения частотности:
1) характеристики потенциальности — актуальности соотносились как 3 1, т. е. налицо была ориентация на будущее в ущерб анализу настоящего;
2) характеристики целостности — размытости соотносились как 2 :1, т. е., несмотря на идеологему «открытость», реальное сетевое сообщество было ориентировано на аспекты целостности (в основном структурной);
3) характеристики самостоятельного воспроизводства — организованного производства соотносились как 1:3, т. е., несмотря на идеологему «спонтанность», данное реальное сетевое сообщество было ориентировано на анализ организованных усилий по поддержанию своей структуры и деятельности.

С точки зрения доминирующего атрибутивного стиля причины сегодняшних трудностей в жизни сетевых сообществ видятся самими участниками как внешние, нестабильные и глобальные, а причины возможных успехов — как внутренние, стабильные и конкретные. Представляется, что подобные особенности текстов отражают определенный этап в развитии сетевого сообщества, а именно: жесткую фиксацию на этапе сепарации-индивидуализации, о чем свидетельствуют декларация ценностей свободы и спонтанности, попытки контроля объекта (как возможность контроля виртуальной среды над социальной), тревога отделения (как актуализация внимания к структурным характеристикам целостности).

Ключевые слова: 
Источник: 
Психология Интернет-коммуникации : учеб. пособие / Е. П. Белинская. — М. : МПСУ ; Воронеж : МОДЭК, 2013. — 192 с. — (Серия «Социальная психология»).
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.