Потеря работы и ее психологические последствия

Риск потери работы является одним из основных источников беспокойства современного работника. Ежегодно тысячи людей теряют работу из‑за закрытия предприятий и сокращений. В Европе уровень безработицы до экономического кризиса составлял от 6 до 9 %. В Японии увольнение считается таким большим несчастьем, что его даже называют kubi kiri –»гильотинирование». Д. Ж. Курцмен и Ф. Гордон (1987) приводят данные, что год безработицы может уменьшить вероятную продолжительность жизни человека, потерявшего работу, на 5 лет. У человека не только теряются средства к нормальному существованию, но и возникает ощущение своей ненужности обществу, своей низкой профессиональной квалификации (ведь уволили именно его, а не другого). Разрывается привычный для него круг общения, сформировавшийся на работе.

У человека, потерявшего работу, изменяются стиль жизни, его ожидания, цели и ценности. Он теряет веру в некое соглашение с работодателем, по которому демонстрация работником лояльности предприятию и старание на работе отзовутся хорошим заработком, повышением в должности и уверенностью в завтрашнем дне.

Наиболее характерные последствия увольнения – угрызения совести, негодование, депрессия, страх перед будущим, жалобы на плохое физическое состояние, алкоголизм, наркозависимость, развод, насилие над детьми и супругами, мысли о самоубийстве. К признакам стресса безработного человека можно отнести головную боль, проблемы с желудком, высокое кровяное давление.

Люди, потерявшие работу, даже в сравнении с людьми, не удовлетворенными своей работой, характеризуются более низкой самооценкой и высоким уровнем социальной фрустрированности <…>
Клинико‑психологические проявления нарушений психической адаптации, развивающиеся в условиях социальной фрустрированности, состояли в изменениях качества социальной адаптации, эмоциональных нарушениях, стойком снижении работоспособности. Уровень социальной фрустрированности устойчиво связан с формированием неврозоподобной симптоматики: переживание собственной малоценности, немотивированных страхов и тревоги, фобических расстройств, компенсаторного сверхконтроля поведения, аффективной неустойчивости. Все эти признаки свидетельствуют о нарушениях психической адаптации у людей, не имеющих работы.
А. Н. Алехин, H. Н. Вертячих, 2010. С. 78.

Потеря работы вызывает изменения в восьми из девяти средовых детерминант психического благополучия [10] (Jahoda, 1981; Fryer, Payne, 1986).

У безработных людей обнаружены симптомы так называемой выученной беспомощности, более низкий уровень самооценки и более высокий уровень депрессии:

  • зависимость от программ социальной помощи снижает способность человека контролировать то, что с ним происходит;
  • чаще всего человек не может в быту использовать свои профессиональные навыки тем в большей мере, чем выше был его профессиональный уровень;
  • нарушается привычный распорядок дня, недельный цикл;
  • человек лишается разнообразия среды, поскольку теперь ему реже нужно выходить из дома, а домашние занятия обычно однообразны, включают рутинные действия;
  • человек лишается ясности среды, информации о своем будущем, возможности планировать свою жизнь на определенный срок, а неопределенность приводит к тревоге;
  • снижается физическая безопасность: снижение доходов грозит потерей приемлемого жилища;
  • потеряв работу, человек лишается социально одобряемой роли и связанной с ней положительной самооценки; получение социального пособия рассматривается им как нечто постыдное.

Единственное, что не страдает у безработного, – возможности межличностных контактов, которые у лиц среднего возраста могут даже увеличиться. По данным Е. Б. Август (2004), для большинства длительно безработных характерно особое отношение со временем: как правило, люди, пассивно относящиеся к поиску работы, склонные к депрессивной окраске ситуации, ориентированы лишь на один из временных периодов (прошлое, настоящее или будущее) и воспринимают свой жизненный путь дискретно. Жизнь представляется им как мало насыщенная событиями, а прошлое имеет негативную окраску. Они затрудняются в прогнозировании успешности поиска работы, оценке перспектив трудоустройства. У них прослеживается стремление жить в прошлом (бегство от настоящего) или в размытом, не достаточно структурированном будущем.

Угнетенность сложившейся ситуацией, невозможность оценить ее объективно, увидеть свои типичные ошибки или признать свое нежелание принять и разрешить ситуацию, интерпретации поведения других людей и неспособность к децентрации, принятию их позиции, трудности осознания возможных путей разрешения ситуации и принятия решений, ощущение несправедливости произошедшего по отношению к ним лично – вот особенности людей, длительно не имеющих работы (Е. Б. Август, 2004).

Фрайер и Пейн (Fryer, Payne, 1986) предлагают несколько иное объяснение того, почему отсутствие работы оказывает пагубное воздействие на психику. Они используют понятие потери контроля. Их объяснение основано на связи между отсутствием работы и потерей источника дохода. Финансовые проблемы стоят на первом месте для большинства безработных, а дефицит денег становится одной из скрытых причин нарушения взаимоотношений. Для большинства безработных очевидно снижение уровня дохода, однако неочевидно, надолго ли это. Ограниченные ресурсы безработных лишают их свободы выбора, например, при покупке продуктов питания и одежды. Отсутствие работы накладывает жесткие ограничения на процесс выбора. Попытка решения проблемы при наличии скудных ресурсов, как правило, приводит к тому, что страдает качество решения, а это, в свою очередь, вызывает ощущение «провала» и снижения самооценки. Таким образом, потеря финансовых ресурсов ограничивает выбор, вызывая чувство ограниченного контроля над собственной жизнью. Это состояние влечет за собой ухудшение психического здоровья.
П. Мучински , 2004. С. 403–404.

Безработные испытывают учащение головных болей, проблемы с пищеварением и бессонницу. Они больше курят и употребляют алкоголь по сравнению с тем временем, когда у них была работа (Liem, 1981). Растет уровень заболеваемости, разводов, самоубийств и даже преступлений. Безработные в течение первого времени после увольнения могут оказаться не в состоянии выполнять обычные повседневные действия. Может появиться желание отомстить тем, кого они считают виновниками своего увольнения.

По данным М. А. Бендюкова с соавторами (2007), безработные чаще всего отмечают у себя такие переживания, как обманутые ожидания и неудовлетворенность (особенно это относится к безработным после 40 лет) (рис. 4.5). Чувство вины испытывается меньше всего (но чаще мужчинами и безработными в возрасте до 40 лет).


Рис. 4.5. Оценка степени выраженности (баллы) различных эмоциональных переживаний у безработных: 1 – неудовлетворенность; 2 – обманутые ожидания; 3 – чувство вины; 4 – неспецифическая эмоциональная напряженность; 5 – подавленность; 6 – беспомощность

По результатам исследования самоотношения, локуса контроля и психофизиологического статуса безработные демонстрируют низкий уровень общей интернальности, при положительном общем отношении к себе, неспособность брать на себя ответственность за свою жизнь, ожидание, что кто‑то решит их проблемы, низкую психофизиологическую активность и в то же время высокую тревогу. Безработные мужчины острее реагируют на отсутствие работы, чем женщины и работающие мужчины, они чаще подвергаются депрессии, более раздражительны и застенчивы. Если женщины, не имея работы, могут надеяться на мужа, то мужчины, как главные «добытчики» в семье, остро переживая отсутствие работы, теряют уверенность в себе, замыкаются <…> Зачастую безработные не видят своего места в социуме, они более ориентированы на себя, свои переживания и чувства <…> Безработные плохо структурируют свое время.

Безработные демонстрируют различные стратегии поведения: успешные, приводящие к быстрому поиску работы (в течение полугода), и неуспешные (не работающие больше года), затягивающие ситуацию безработицы.
Группа «неуспешные» на 90 % состоит из женщин, преимущественно после 40 лет, имеющих среднее и среднеспециальное образование, испытывающих стресс или депрессию, не готовых к самозанятости, готовых на «любую» работу. Это пассивные, с низким уровнем самоконтроля люди, тревожные, робкие, нетерпимые к другим. Им свойствен сценарий «побежденного», они несамостоятельны, эгоистичны, нерешительны. Эмоционально реагируют на проблемы, прибегают к отвлечению от стрессовых ситуаций при помощи алкоголя, еды, фантазирования и т. д., к эгозащитам: отрицанию, компенсации, реактивным образованиям.
«Успешные» – на три четверти женщины среднего возраста, преимущественно с высшим и среднепрофессиональным образованием. Готовы к переобучению, самозанятости, определившиеся с основными стратегиями поведения, имеют сценарий победителя, активны, терпимы к другим, с высокой самооценкой, заинтересованные в материальных ценностях, самостоятельные, социально зрелые. При стрессе чаще используют отвлечение, которое проявляется в общении с другими, в просьбах о помощи, в сборе информации о решении проблемы. Прибегают к такой форме эго‑защиты, как отрицание.
Т. Н. Джумагулова, 2010. С. 303–304.

 Нельзя не учитывать, что на работе человек удовлетворяет потребность в аффилиации (контакте с другими людьми), заводит себе друзей. Это особенно важно для людей, занятых малоперспективными работами, с низким потолком для роста (Kanter, 1977) и для женщин (Repetti et al., 1989; Forest, Micolaitis, 1986). Эмоциональная поддержка, получаемая на работе, может являться одной из причин того, что женщины, работающие вне дома, обычно обладают лучшими психическим и физическим здоровьем, чем те, кто осуществляет трудовую деятельность на дому или вообще не работает (Baruch, Barnett, 1986; McBride, 1990; Peretti et al., 1989; Rodin, Ickovics, 1990). Теряя работу, человек теряет привычный и ставший для него необходимым круг общения, поддержку своих товарищей.

Безработные ощущают скуку, у них ниже самооценка, иногда они чувствуют раздражение, иногда апатию. Самооценка понижена как у не имеющих работы молодых людей, так и у отказавшихся от нее по собственному желанию, причем сильнее это выражено у тех, кто не работает уже некоторое время (Goldsmith et al., 1997). Большему психологическому дистрессу подвержены люди, у которых прежде была сложная, приносящая удовлетворение работа (Reynolds, 1997).
Проведенный недавно анализ данных по безработным в Великобритании показал, что их досуг отличается от времяпрепровождения, свойственного другим людям: они реже бывают в клубах по интересам, менее активно занимаются спортом, меньше общаются и, следовательно, получают более слабую социальную поддержку.
У безработных весомее доля форм пассивного досуга (просмотр телепрограмм, прослушивание радиопередач, просто праздное времяпрепровождение) – около 5 часов в день по сравнению с 2,5 часа у занятых полный рабочий день (Gershuny, 1994). Обследование 150 безработных, проводившееся в Белфасте, выявило, что они много времени отводят на домашние дела и организуют день как домохозяйки; однако социальная жизнь у них ограничена. Они мало занимаются спортом и не прибегают к другим видам активного досуга (Trew, Kilpatrick, 1984) <…>
Безработица влияет на определенные аспекты психического здоровья. В среднем у безработных выше уровень депрессии. Так, у незанятых австралийцев средний показатель по Опроснику депрессии Бека составил 11, а у работающих – 5,5 (Feather, 1982) <…> Некоторые ученые считают, что среди безработных выше уровень самоубийств: например, у них отмечается в 8 раз больше, чем в среднем среди жителей Эдинбурга, попыток суицида (Platt, 1986); однако к такому заключению приходят далеко не все исследователи <…>
Уайнфилд с соавторами (Winefield et al., 1992) выяснили, что у безработных, которые основную часть дня ничем не занимались или много смотрели телевизор, была низкая самооценка, сильная депрессия, они погружались в безнадежность и аномию. Возникает феномен неструктурированного времени, когда нет каких‑либо конкретных дел: безработные, по наблюдениям ученых, плохо организуют свое время (Feather, Bond, 1963), что и является причиной ухудшенного психического здоровья (Wanberg et al., 1997).
Безработные поздно встают, ничем не занимаются, смотрят телевизор и слоняются без дела. Мало кто из них берется за какие‑нибудь новые виды проведения досуга. Но все же есть и исключения из правил; Фрайер и Пейн (Fryer, Payne, 1984) описывают группу людей, ставших после потери работы более счастливыми, – они отыскали лучший способ проводить время, например вести дела в общественной организации или природном заповеднике, где они находят применение своим навыкам, имеют возможность независимой работы и приносят пользу.
В Великобритании был проведен масштабный эксперимент: безработным молодым людям предоставлялись благоприятные условия для занятий спортом. Это повысило их интерес к спорту, а также подтолкнуло к другим сферам целенаправленной деятельности: работа добровольцем, учеба и политика (Кау, 1987).
М. Аргайл, 2003. С. 123–127.

Факторы, влияющие на травмирующее влияние безработицы. Как отмечают Д. Шульц и С. Шульц, чем выше уровень должности, которую занимал человек, тем острее он переживает отсутствие работы. Люди, не занимавшие высоких постов, переносят увольнение легче.

М. Аргайл (2003) пишет, что сильнее безработица оказывает влияние на людей с высоким нейротизмом, интроверсией и на людей личностного типа А (у которых стресс влияет на сердечно‑сосудистую систему).
По данным М. А. Бендюкова, подавленность и беспомощность более присущи безработным в возрасте после 40 лет. Продолжительность нахождения человека без работы не влияет существенным образом на его эмоциональное состояние.

Варр (Warr, 1984) выявил, что потеря работы не является столь травмирующим фактором, если уволен не только сам человек, но и все его коллеги или если высок общий уровень безработицы в стране. Тернер (Turner, 1995) выявил обратную зависимость: когда показатели безработицы в стране низкие, у потерявших работу состояние здоровья хуже, а депрессия выражена сильнее.

Кларк (Clark, 1998) обнаружил, что больше страдали от потери работы люди, у которых были заняты остальные члены семьи.

Ванберг (Wanberg, 1997) отмечает, что поиски работы тоже оказывают неблагоприятное влияние на психику человека. Ведь каждый раз, предлагая свою кандидатуру, они испытывает страх жесткой, критической оценки и в конечном счете фрустрацию при отказе.

Частичные сокращения, направленные на повышение эффективности работы предприятия, сказываются и на работниках, остающихся в организации. По данным Хени с соавторами (Heaney et al., 1994), неуверенность в завтрашнем дне и ожидание собственной судьбы в данной организации даже по прошествии года после угрозы явились причинами значительного снижения удовлетворенности работой и источником стресса. В докладе Министерства труда США отмечается, что половина тех, кто пережил угрозу увольнения, но в конце концов сохранил работу, отмечают возросший уровень стресса, снижение морали и приверженности организации. Кроме того, они говорили также, что после увольнения их друзей и коллег они уже не испытывают прежней привязанности к организации (Shah, 2000). Нередко люди становятся агрессивными, циничными, вследствие чего увеличивается количество интриг и конфликтов (Burke, Nelson, 1997). Чем больше человек увлечен своей работой, тем острее он переживает такую ситуацию (Probst, 2000).
 

Брокнер и Гринберг (Brockner, Greenberg, 1990) разработали концептуальную модель реакций на сокращение работников, оставшихся в организации. Так, оставшиеся работники могут усомниться в том, что сокращение было вынужденной и необходимой реакцией на спад экономической активности, а также в справедливости правил, использовавшихся при отборе кандидатов на увольнение, и в том, что организация позаботилась об уволенных (например, было ли проведено консультирование, выплачено выходное пособие и т. п.). Брокнер, Деви и Картер (Brockner, Davy, Carter, 1985) обнаружили, что оставшиеся работники испытывают чувство вины перед своими уволенными коллегами <…> Оставшиеся работники становятся менее преданными организации и нередко начинают поиски более надежной работы.

Сокращение влияет не только на отдельных работников, оставшихся в организации, но и на функционирование групп. Кранц (Krantz, 1985) отмечает тенденцию групп к защитному поведению, направленному на преодоление стресса в связи с сокращением. Защитное поведение проявляется в форме снижения гибкости и адаптивности при выполнении групповых задач. Есть также данные о том, что рабочие команды становятся более сплоченными и устойчивыми к изменениям в ответ на внешние угрозы. Повышенная устойчивость к изменению может значительно затруднить функционирование определенного рода команд. Особенно тех, от которых изначально требовалась повышенная способность реагировать на изменение условий.
П. Мучински, 2004. С. 361–362.

 Еще одной реакцией работников, оставшихся в организации после сокращения, – ощущение перегруженности работой, поскольку им часто приходится брать на себя обязанности уволенных. При этом они вынуждены с этим соглашаться, чтобы их также не уволили.

Чтобы остаться в организации, некоторым работникам приходится переходить на менее квалифицированную работу, что ведет к снижению зарплаты и материальным и моральным издержкам.

Поиск новой работы может осложняться следующими обстоятельствами. Во‑первых, возрастом: человек в возрасте средней зрелости, не говоря уже о возрасте поздней зрелости, имеет меньше шансов устроиться на работу, хотя законы запрещают такую дискриминацию. Во‑вторых, работа, которую человек может себе найти, вероятно, будет более низкого статуса и низкооплачиваемой, чем предыдущая.
 
Поиск новой работы более эффективен у лиц, имеющих высокий образовательный уровень, проявляющих настойчивость, и у тех, кто привык ставить перед собой определенные цели и кто больше нуждается в деньгах (Wanberg et al., 2000). Найдя новую работу, человек, как правило, избавляется от негативных последствий временной безработицы. Однако успешность этого процесса зависит от характера новой работы и от того, выдерживает ли она сравнение со старой. Результаты исследования показали, что не удовлетворенные новой работой люди не могут расстаться с большинством негативных чувств, порожденных увольнением с прежнего места работы (Kinicki et al., 2000). Больше удовлетворены своей новой работой те, кто начал искать ее не сразу после увольнения, кто успел за какое‑то время справиться с депрессией и низким уровнем самоуважения (Gowan et al., 1999).

Поддержка семьи – это основной фактор, помогающий справиться со стрессом после потери работы, что подтверждается целым рядом исследований. Например, Кобб и Касл (Cobb, Kasl, 1977) установили, что среди утративших работу из‑за закрытия завода артритом заболело лишь 4 % людей, получивших мощную поддержку со стороны своих супругов. Среди тех, кто не имел столь заметной поддержки, доля заболевших составила 41 %. Аналогичные результаты получены относительно депрессии и других аспектов субъективного благополучия.
М. Аргайл, 2003. С. 125.

Возраст и поиск работы. По данным М. А. Бендюкова с соавторами, лица до 40 лет несколько чаще, чем лица после 40 лет, считают, что причина их безработицы в них самих, а безработные после 40 лет значительно чаще, чем лица до 40 лет, считают, что виноваты другие лица (рис. 4.8).
Обращает на себя внимание тот факт, что большое число ответов (особенно у лиц до 40 лет) было нейтральным, т. е. респонденты не могли определить, от чего зависит их безработица.

Начиная с девяностых работодатель пишет в объявлениях о приеме на работу: «Вниманию лиц до 35 лет…» Интересно отметить, что основным аргументом тех, кто выражает возмущение такой политикой, оказывается противопоставление самочинно установленного предпринимателями барьера в 35–40 лет барьеру «государственному» – пенсионному возрасту. При этом первый воспринимается оскорбленными соискателями работы как произвольный, выдуманный наглыми хозяевами, а второй – как естественный.
А. Левинсон,  2005.

Рис. 4.8. Распределение ответов респондентов на вопрос о зависимости безработицы на континууме полностью от себя (1) – полностью от других (7)


Безработные до 40 лет предъявляют более высокие требования к работе, чем безработные старше 40 лет. Исключение составляет только требование к совершенствованию уже имеющегося опыта, которое выше у лиц старше 40 лет. Впрочем, это объяснимо: им хочется продолжать трудиться в той профессии, которой они занимались до потери работы, и в то же время им труднее осваивать новую профессию, т. е. переучиваться. Что касается оценки безработными различных возможностей трудоустройства, то лица до 40 лет, по сравнению с лицами старше 40 лет, выше оценивают обращение в другие организации, дополнительное обучение, овладение новой профессией и активные действия по поиску работы. Лица свыше 40 лет выше оценили такой способ, как обращение в службу занятости.

Советы психологов людям, потерявшим работу :

  1. Займитесь организацией своей жизни. Составьте бюджет на год, в котором учтите все необходимые расходы: на коммунальные платежи, медицинское обслуживание, питание, на машину, одежду. Посчитайте, какие накопления у вас имеются, и доходы, которые могут быть в ближайшее время. Постарайтесь максимально сократить расходы, подумайте, от чего можно отказаться.
  2. Не затягивайте поиск работы. Учтите, что лица, не работающие больше шести месяцев, постепенно адаптируются к своему статусу безработного и теряют интерес к трудоустройству.
  3. Интересуйтесь работой не только по вашей профессии. Попробуйте реализовать свои ранее нереализованные интересы и способности (кулинария, шитье, репетиторство и пр.). Это не только даст вам заработок, но может оказаться делом вашей жизни.
  4. Если специальность, которая вас привлекает, требует дополнительных знаний, подумайте о том, чтобы подучиться.
  5. Никогда не теряйте надежды, получив несколько отказов. Это еще не крах вашей жизни.
Ключевые слова: Работа, Взрослость, Кризис
Источник: Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Материалы по теме
Кризисы взрослой жизни
Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Кризисы профессионального становления личности
Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Финансовые кризисы и роль финансовой службы
Финансовый менеджмент : учебник / коллектив авторов ; под ред. Н.И. Берзона и ТВ. Тепловой...
Психология творческого кризиса
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Отношение к труду
Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Принципы антикризисного управления персоналом
Замедлина Е.А., Жулина Е.Г., Шпаргалка по основам менеджмента
Феноменология кризиса трех лет
Слободчиков В.И., Психология развития человека
Типы экономических кризисов, их особенности
Экономика. Курс лекций: учебное пособие для вузов / В.В. Янова. — 4-е изд., стереотип.
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий