Переживание утраты как процесс «смысловой реконструкции»

Представители этой концепции предлагают новый взгляд на переживание утраты, в котором преодолеваются многие недостатки ранее изложенных исследований. Концепция «смысловой реконструкции» воплощается на практике в виде определенных стратегий терапевтической помощи и отдельных техник (Neimeyer R. A., 1999, 2000, 2001; Hendricks L. D., 1999; Silverman P. R., 2001; Browning D., 2001).

Специфика этого направления заключается в том, что переживание утраты относится к смысловой сфере и и является процессом сугубо индивидуальным, не поддающимся разделению на общие для всех стадии. Кратко суть новизны данного подхода, с точки зрения одного из основных исследователей — Р. А. Неймеера (Neimeyer R. A., 1999), состоит в следующем:

  • высказываются сомнения относительно универсальности эмоциональных реакций в процессе переживания горя и постулируется комплексность процессов адаптации;
  • отрицается убеждение, что успешное завершение горя предполагает забвение ушедшего. Наоборот, утверждается, что создание символической связи с ушедшим имеет целительный эффект;
  •  считается важной не внешняя симптоматика, а процесс реконструкции смыслов и значений;
  • утверждается, что переживание горя влияет на идентификацию и самоотношение утратившего;
  •  рассматриваются возможности развития духовности и «посттравматического роста» личности, обусловленные интеграцией «уроков утраты»;
  • учитывается влияние семейной и культурной среды на индивидуальное переживание утраты.

Если придерживаться этой логики, то индивидуальность переживания утраты проявляется в следующем. Любой психолог выясняет то, каким образом человек переживает утрату, прежде всего из рассказа самого человека и работает именно с этой субъективной версией событий. Иногда делаются попытки выявить состояние человека с помощью тестирования. Представители конструктивистской психологии предлагают внимательнее отнестись именно к тому, как сам человек видит произошедшее, как структурирует внешние и внутренние события. Такой связанный общей идеей осмысленный рассказ (или написанная история) называется нарративом. Человек может иметь нарратив как отдельного события, так и нарратив целой жизни (или пренарратив, если речь идет о будущем).

Центральная идея данного направления состоит в том, что человек всегда имеет некоторый пренарратив собственной жизни: представления о течении своей жизни, ее закономерностях, возможных будущих событиях. Состоит он из ожиданий, надежд, базовых убеждений, мировоззрения и безусловно включает также и жизнь близких людей. Травматические события, в частности уход близкого человека, разрушают пренарратив или требуют его корректировки, включения в него осмысленной версии произошедших событий. Процесс смысловой реконструкции возможен только при условии осознанности переживаний и возможности их описать, т. е. создать новый нарратив — историю, которая отражает внутренний опыт. При этом смысловая реконструкция касается уровня фактических событий, социального уровня (системы отношений человека), психологического уровня (психологической связи с ушедшим, образа Я), уровня экзистенциальных проблем.

Представители данного направления используют описанные идеи в контексте психологической помощи утратившим близких (Neimeyer R. A., Keesee N. J., Fortner B. V., 2000).

1.    Смерть как событие может соответствовать или не соответствовать базовым смысловым конструктам, с помощью которых человек структурирует свой опыт. Смысловыми конструктами является устойчивая система объяснений происходящих в жизни событий и жизненных закономерностей. Смерть — событие травмирующего характера, оно может разрушить существующие конструкты, но может быть и новым опытом, для осмысления которого конструкты отсутствуют. Таким образом, наличие хорошо сформированного конструкта дает возможность человеку объяснить произошедшее, осмыслить его, включить в свой жизненный опыт и тем самым избежать серьезных разрушений во всей смысловой структуре своего внутреннего мира.

Эта идея обращает внимание психолога на такую личностную особенность человека, как сформированность его мировоззренческой структуры, сквозь призму которой он сам для себя объясняет происходящие в жизни события. Неспособность человека осознать и определить для себя смерть как событие требует отдельной психологической работы. Результатом ее может стать осознание смерти как необратимого события вообще и осознание конкретного произошедшего события — смерти близкого.

2.    Горе — индивидуальный процесс, внутренний, сложный и неразрешимый без переосмысления себя и своей жизни. Человек старается интерпретировать событие в рамках имеющегося у него образа себя и мира. Разрушение личных теорий, интерпретирующих жизнь и опыт, приводит к ощущению незащищенности, столкновению с незнакомой реальностью. Включение произошедшего события в собственную жизнь нуждается в ее переосмыслении. Процесс этот сугубо индивидуальный, требующий самостоятельной активной внутренней работы человека.

Таким образом, столкновение со смертью является не специфической отдельной областью опыта человека, а приводит к изменениям всей его внутренней и внешней жизни, вызывает необходимость перестройки всей мировоззренческой системы человека или отдельных ее элементов.

Особый акцент делается на индивидуальности процесса и недопустимости прямого вмешательства во внутренний мир человека. Роль психолога здесь — это роль поддерживающего и сочувствующего собеседника.

3.    Человек не включен в процесс переживания утраты, а осуществляет его сам. Речь идет об осознанном и активном отношении утратившего к процессам, происходящим на внутреннем плане, а именно в сфере его чувств и попыток осмысления произошедшего. Такая позиция утратившего является более конструктивной, в отличие от желания избежать болезненных переживаний и сконцентрироваться на внешней адаптации к отсутствию близкого.

Главная идея, которую психолог, работающий в рамках данного направления, должен донести до человека, — это ответственность утратившего за способ переживания утраты. Человек должен понять, что психолог ничем не сможет ему помочь, если сам утративший не будет пытаться сам внутренне работать, т. е. глубоко проживать и осмысливать произошедшее, терпеливо перенося болезненность переживаний.

4.    Переживание утраты — это процесс реконструирования индивидуального смыслового пространства, которое было трансформировано в результате утраты. Событие утраты в процессе смысловой реконструкции должно включаться в нарратив жизни, в систему представлений о собственной жизни, и наделяться определенным индивидуальным смыслом.

Это завершающее логическое звено процесса конструирования и реконструкции смысловой сферы. Если в предыдущих пунктах речь шла о конкретных областях опыта, для осмысления которых необходимо было создавать или восстанавливать конструкты (смерть, собственная жизнь — физическое и социальное пространство, видение себя), то здесь речь уже идет об объединительном процессе: создании системной жизненной истории, нарратива, описывающего целостную картину собственной жизни.

5.    Аффекты являются показателями адекватности процесса смысловой реконструкции. Представители этого направления рассматривают человеческий опыт как целостный, а не разделяемый на когнитивный и аффективный. По их мнению, чувства и эмоции человека характеризуют адаптивность, адекватность процесса осмысления человеком происходящего.

Например, отрицание рассматривается как невозможность принятия человеком смерти близкого: человек пытается приостановить на время неприемлемое событие (психологически приостановить столкновение с реальностью) до тех пор, пока не наступит его осознание во всей болезненной ясности.

Тревожность указывает на осознание человеком того, что смерть — событие, которое лежит за пределами его возможностей объяснения, предотвращения и контроля.

Вина интерпретируется как результат противоречия между реальным поведением и существующей на внутреннем плане психологической структурой идентичности человека.

Такая прямая причинно-следственная интерпретация возникших чувств является спорной. Ведь одно и то же чувство может возникать на разных стадиях осмысления утраты, относиться к разным аспектам опыта и иметь самые разные причины.

6.    Процессы конструирования и реконструкции смыслов обусловлены отношениями с окружающими. Работа горя проходит в трех связанных системах: сам человек, семья и ближайшее окружение. При этом человек налаживает отношения как на символическом уровне (с ушедшим), так и на уровне реально существующих отношений с другими людьми. Кроме того, следует обращать внимание на культурно-религиозный аспект утраты — на принятые в данном обществе традиции отношения к утрате.

Важность этого пункта велика, так как психолог должен учитывать, что социальное и культурно-религиозное пространство влияет на мировосприятие человека вообще и в частности на то, каким образом будет переживаться и осмысляться смерть близкого через традиции и ритуалы.

В целом теоретическая ценность исследований этого направления несомненна и очевидна. Следует еще раз подчеркнуть три идеи, которые кажутся особенно важными в предлагаемой конструктивистами концепции утраты.

Прежде всего, это идея о ведущей роли смысловой сферы в переживании утраты. Человеку важно не просто привыкнуть к событию и принять его реальность, а нужно включить его в свою жизненную картину и найти его глубинный смысл. Далее, это утверждение, что процесс смысловой реконструкции является сквозным для всех сфер опыта человека. И наконец, предположение, что возможным результатом переживания утраты может быть личностное развитие.

Практическая ценность исследований заключается в разработке большого количества нарративных техник для психологической проработки утраты.

Изложенные концепции должны рассматриваться не как исчерпывающие или альтернативные, а как дополняющие одна другую. При описании процесса переживания утраты необходимо учитывать и симптоматику, и психологические задачи, и трансформацию отношений с ушедшим, и процессы в сфере жизненных смыслов.

Проблема состоит не в том, существуют стадии или нет (и то и другое является предположением), а в том, какой критерий выбирается для их разделения. Такой критерий явно должен учитывать максимум описанных граней переживания утраты, объединять их собой.

Основой для разделения переживания утраты на стадии должны быть изменения, связанные с переструктурированием и качественной переработкой произошедших событий. Переработка эта должна касаться как внешней, фактической сути события, так и смыслового его наполнения.

В суть внутренней работы, которая происходит на каждой стадии переживания утраты, можно проникнуть лишь при условии учета многоуровневости процесса переживания утраты.

Ключевые слова: Утрата
Источник: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2018. — 748 с.
Материалы по теме
Утрата близкого человека — необратимое значимое событие
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Утрата как травма
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Переживание утраты: основные характеристики
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Стадии переживания утраты
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Уровни переживания утраты
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий