Классификация социально психологических общностей

Принципы и опыт классификации. Классификация социально-психологических общностей или групп может осуществляться на основе самых различных принципов. В качестве таковых могут употребляться критерии различия по характеру деятельности, месту в социальной структуре, по механизму функционирования, целям и задачам и т. д.

Так, в свое время в отечественной социальной психологии была популярна дифференциация групп, предложенная А. В. Петровским и К. К. Платоновым, по критерию характера образующихся в них отношений. В таком случае различались: 1) диффузные группы с отношениями, опосредованными только симпатиями—антипатиями; 2) ассоциации с отношениями, опосредованными личностными целями; 3) корпорации с отношениями, опосредованными лич-ностно-значимыми, но асоциальными установками; 4) коллективы с отношениями, опосредованными личностно значимым и общественно ценным содержанием групповой деятельности.

При таком подходе вне поля зрения оказывались большие социальные группы. Заслуживает в этой связи внимания классификация, предложенная Г. М. Андреевой, в которой устранен этот недостаток. Она предлагает различать все группы в соответствии со смысловым значением этого слова на условные и реальные. В свою очередь, реальные — на лабораторные и естественные. Те, в свою очередь, — на большие и малые. Большие — на стихийные и устойчивые, а малые — на становящиеся и развитые [1]. При такой классификации понятие группы, как и в предыдущем случае, подменяет более широкое понятие общности и рассматривается преимущественно под углом практики эмпирического, даже экспериментального исследования.

В учебном пособии по социальной психологии под редакцией А. А. Бода-лева и А. Н. Сухова (М. 1995) предпринята попытка введения в структуру аналогичной классификации социально-психологической характеристики общности и социальных институтов. Тем самым достигается значительное расширение феноменологии социально-психологических явлений, подлежащих классификации и не сводимых в строгом смысле слова к понятию "группа". Существенно при этом и то, что феноменология больших общностей получает достаточно развернутую и значительно обогащенную социально-психологическую характеристику.

Однако и при этом остается не совсем ясным характер того основного критерия, по которому дифференцируется все многообразие применяемых здесь понятий: общности, группы, института и движения. Тем не менее предложенную концепцию классификации можно считать заметным шагом вперед по пути обогащения общей картины всего многообразия социально-психологических проявлений общности.

Величина общностей как логическое основание для их дифференциации. Не претендуя на столь же дифференцированную социально-психологическую характеристику феноменологии общности, ограничимся лишь критерием масштаба или величины рассматриваемого явления. Тогда можно было бы говорить о различии всех общностей на глобальные или локальные макрообщности, на общности среднего уровня и микрообщности.

Реальность этих различий можно проследить и на ходе развития социально-психологической мысли и соответствующих эмпирических исследований.

Общая тенденция здесь такова: от изначального внимания к большим и предельно большим психологическим общностям к альтернативным им по масштабу микрообщностям, а затем несколько позже к общностям среднего масштаба.

Так, для этапа становления социальной психологии в качестве течения мысли во второй половине XIX века характерно обращение к изучению больших общностей, а соответственно этому к психологии эпохи или духа времени, к психологии народов и масс.

В первой четверти XX века начинаются эмпирические и экспериментальные исследования психологических особенностей состояния и поведения индивида в малой группе и психологии самой микрогрупповой динамики. Значительно позже приходит время исследований психологии общностей среднего масштаба — психологии организации.

В самом же широком смысле понятие общности вполне применимо уже к характеристике психологических особенностей человечества в целом. Здесь проходит качественный раздел между социальной психологией человека и инстинктивной психикой животных. Вместе с тем это предполагает и отличие человеческой общности как сообщества землян от всех других ассоциаций подобных человеку высокоорганизованных существ ("инопланетян"), которые вполне возможны в бескрайних просторах вселенной.

К макрообщностям есть основание отнести и такие большие группы людей, как классы и соответствующие им социальные, экономические и политические течения и движения.

К общностям среднего уровня относятся социальные институты и организации, а также общности, которые связаны с профессиональным разделением труда. И, наконец, психология микрообщности может быть начата с диады и триады, если оставить в стороне отдельного индивида как носителя свойств групповой психологии. Классическими представителями психологии микрообщности являются брак и семья, с одной стороны, и различные виды малых групп в тех или иных сферах деловой или игровой деятельности — с другой.

Ключевые слова: 
Источник: 
Парыгин Б.Д., Социальная психология, 1999

Отправить комментарий